√лавна€ arrow ¬се публикации на сайте arrow  ак читать платоновский Ђ“еэтетї.   интерпретации Ђдиалектическихї диалогов
 ак читать платоновский Ђ“еэтетї.   интерпретации Ђдиалектическихї диалогов | ѕечать |
јвтор Ѕугай ƒ.¬.   
16.02.2018 г.

¬опросы философии. 2018. є 1. —. ??

 

 ак читать платоновский «“еэтет».   интерпретации «диалектических» диалогов

 

ƒ.¬. Ѕугай

 

¬ статье анализируетс€ место «“еэтета» среди других платоновских диалогов. јвтор пытаетс€ показать, что вопреки расхожему мнению «“еэтет» сюжетно и тематически тесно св€зан с диалогами первой тетралогии ‘расилла, особенно с «‘едоном». “ем самым теори€ познани€ «“еэтета» может быть пон€та не как скептическа€ критика прежнего «идеалистического» проекта, но как оправдание и доказательство от противного эпистемологии классической теории идей.

 

 Ћё„≈¬џ≈ —Ћќ¬ј: ѕлатон, «“еэтет», «‘едон», эпистемологи€, теори€ идей.

 

Ѕ”√ј… ƒмитрий ¬ладимирович – кандидат философских наук, доцент кафедры истории зарубежной философии философского факультета ћ√” им. ћ.¬. Ћомоносова.

https://istina.msu.ru/profile/BugaiDV/

komoni@yandex.ru

 

—тать€ поступила в редакцию 19 июн€ 2017 г.

 

÷итирование: Ѕугай ƒ.¬.  ак читать платоновский «“еэтет».   интерпретации «диалектических» диалогов // ¬опросы философии. 2018. є 1. —. ??

«аглавие нашей статьи дл€ непредвз€того читател€ может показатьс€ несколько неуместным. ¬ конце концов, каждый читает философское сочинение, роман или стихотворение так, как он может в силу своих личных особенностей: темперамента, воспитани€, образовани€, вкуса, социального происхождени€, профессиональных зан€тий, семейного положени€ и прочих обсто€тельств, которые можно было бы еще долго перечисл€ть.   тому же такое заглавие – род некоего наставлени€, поучени€, вторжени€ в духовный мир читател€, без которого многие предпочли бы обойтись, хран€ свободу собственного суждени€ и мнени€. Ќа самом деле, € вовсе не хотел вторгатьс€ в мир читател€ с поучени€ми, просто такое название нередко встречаетс€ в последнее врем€, в том числе среди работ о ѕлатоне, в том числе и в ученых трудах, где помимо прочего разбирают и толкуют платоновский «“еэтет»[1]. » почти всегда указани€ современных платоноведов, советующих читать «“еэтет» определенным образом, на мой взгл€д, мешают увидеть другие возможности его «прочтени€», как мне кажетс€, более естественные.

¬от уже более ста лет «мэйнстрим» классического платоноведени€ исходит из разделени€ диалогов на три большие группы: ранние, или сократические, средние, или диалоги «зрелого» ѕлатона, и поздние, в которых произошли существенные изменени€ как в форме, так и в содержании платоновских концепций. ќбычно считаетс€, что в ранних диалогах изображен «исторический» —ократ, зан€тый, прежде всего, определением этических пон€тий, которые еще не «гипостазированы». ¬ средних диалогах (обычно сюда относ€т «‘едон», «ѕир», «‘едр», «√осударство») исторический —ократ уступает место —ократу «платоновскому», который уже гипостазирует пон€ти€, превраща€ их в самосто€тельно существующие «идеи-эйдосы», противопоставл€ет их вещам, создава€ дуалистическую онтологию «двух миров», св€занных таинственной «причастностью», надел€ет бессмертием душу и проповедует основанные на этом реакционные политические учени€. ќднако затем ѕлатон переживает кризис, выразившийс€, прежде всего, в написании «ѕарменида» с его радикальной критикой теории «отделенных» идей и теории причастности, после чего создает некую новую онтологию, эпистемологию и диалектику, не€сные следы которой искушенный ум платоноведа видит в «“еэтете», «—офисте», «ѕолитике» и «‘илебе». ¬ результате активного общени€ с пифагорейцами южной »талии к этим новым учени€м ѕлатон присоединил также некоторые элементы пифагорейства, в результате чего по€вилс€ «“имей». Ќаконец, были созданы ««аконы», в которых, как обычно считают, вовсе нет теории идей и учени€ о бессмертии души.

Ёта обща€ схема, котора€ с незначительными вариаци€ми и модификаци€ми присутствует в большинстве работ академического платоноведени€, возникла в конце XIX – начале XX вв. в результате синтеза «результатов» стилометрии, критики дуализма в философии английского абсолютного идеализма и немецкого неокантианства. —тилометри€  эмпбелла и Ѕласса «доказала» поздний характер «—офиста», «ѕолитика», «‘илеба», «“име€», ««аконов», а философы-монисты не могли прин€ть то, что великий ѕлатон мог до конца своих дней оставатьс€ «примитивным» дуалистом, противополагающим мир вещей и мир идей. Ёта схема, подкрепленна€ издани€ми, стать€ми и многотомными исследовани€ми платоновского €зыка и терминологии в исполнении ¬. ƒиттенбергера, ћ. Ўанца,  . –иттера, фон јрнима, √анса –эдера, ≈вы «акс, ¬иламовица и прочих, позволила «конституировать» платоноведение как профессиональную дисциплину в рамках классической филологии и истории античной философии, оставив далеко позади «субъективный произвол» предшествующих работ. ¬ера в «объективную» значимость €зыковой статистики, вера в филологию как «строгую и точную науку», разочарование философов в идеализме и, главное, вера в развитие, эволюцию ѕлатона как мыслител€ и в нашу способность усмотреть и доказать эту эволюцию – вот краеугольные камни нового понимани€ ѕлатона.

 азалось бы, труд выдающихс€ ученых заложил наконец основани€ дл€ объективного и точного понимани€ творчества ѕлатона. ќднако, как в физике конца XIX в., здесь оставались некоторые детали, которые нуждались в объ€снении. √лавным камнем преткновени€ в рамках этой хронологической концепции был и остаетс€ «“имей». ≈сли критика «ѕарменида», который обычно считаетс€ поворотным пунктом платоновского развити€, – это свидетельство сомнени€ и знак того, что ѕлатон отошел от «классической» теории идей, то каким образом идеи-эйдосы, идеи-парадигмы, дуализм мира умопостигаемого и чувственно-воспринимаемого как ни в чем не бывало сохран€ютс€ и торжественно провозглашаютс€ в самом значимом диалоге «позднего» ѕлатона[2]? ѕо данным стилометрии, «“имей» поздний, очень поздний [Cherniss 1957]. «начит, ѕлатон не перестал быть идеалистом-дуалистом и в конце своей жизни, и после «ѕарменида» с критикой «отделени€», и после «новой» онтологии «—офиста», и после «новой» онтологии предела и беспредельного в «‘илебе». ≈сли большинство исследователей, как правило, просто остаетс€ в недоумении перед таким странным обсто€тельством, то некоторые философы, – например, √.≈.Ћ. ќуэн [Owen 1953] и ƒж. –айл [Ryle 1966, 17, 238], – уверенные в том, что платоновский «реализм» и дуализм немыслимы, что ѕлатон после «ѕарменида» отказалс€ от теории идей, просто изменили обычную хронологию и поместили «“имей» перед «ѕарменидом». — этим согласились немногие, и «загадка» «“име€» осталась.

¬прочем, это сама€ показательна€, но лишь одна из многих неув€зок и противоречий обычной схемы.   их числу можно отнести и несомненное присутствие в «ранних» диалогах обычных платоновских выражений дл€ идей[3], и «общение идей» в «√осударстве» (476 а), которое в рамках традиционного взгл€да должно по€витьс€ только в «—офисте», и «наука о благе» в «раннем» «≈втидеме» (290 а sqq), и пифагорейские мотивы в «раннем» «√оргии» (507 е), и элементы теории идей в ««аконах» (965–966), которых там быть не должно, и многое другое. ѕри внимательном чтении платоновского корпуса число таких неув€зок стремительно растет.

—обственно, все это никогда – и даже в эпоху по€влени€, расцвета и активной попул€ризации новой научной хронологии – не было тайной дл€ наиболее значительных и тонких знатоков ѕлатона. “еорию изменени€ в платоновском учении об иде€х не прин€л и убедительно опроверг Ѕ. ƒжоуэтт, создатель английского платоноведени€, автор лучшего английского перевода ѕлатона [Jowett 1892, 29 ff]. –езультаты стилометрии и основанные на них толковани€ изменений в платоновском учении полностью отверг Ё. ÷еллер в знаменитой «‘илософии греков в ее историческом развитии».  ак и дл€  .‘. √ерманна, диалектические диалоги, по ÷еллеру, ранние, они написаны в 90–80-х гг. IV в. до н.э.[4]. —истематической критике стилометри€ и теори€ платоновской эволюции были подвергнуты в работах ѕ. Ўоре€, выдающегос€ американского знатока ѕлатона, серьезно повли€вшего – не всегда €вным образом – на платоноведение XX в.[5]; см.: [Shorey 1904; Shorey 1933]. —овершенно иную модель развити€ ѕлатоновского корпуса предложил ’. “еслефф [Thesleff 1982]. ¬ нашей стране “.¬. ¬асильева неоднократно говорила и писала о возможности иного понимани€ ѕлатона, нежели предписываетс€ в рамках традиционной модели; см.: [¬асильева 2008]. ќна же сформулировала самый важный принцип платоновской интерпретации: понимать ѕлатона по-платоновски. „то же это значит?

ѕрежде всего, нужно отказатьс€ или во вс€ком случае относитьс€ с большим скепсисом к возможности точно установить хронологию платоновских диалогов. јнтичность ее вовсе не знала и ей не занималась, если не считать мнени€ – вполне произвольного – что «‘едр» написан первым, «поскольку тема его – в некотором роде дл€ подростков» (ƒиоген Ћаэртский III 38), и основанного на суждении јристотел€[6], но очевидного и из самого текста мнени€, что ««аконы» созданы ѕлатоном после «√осударства». Ќи о хронологии диалогов, ни об изменени€х в теории идей никто в античности ничего не писал. »деей развити€ в ту эпоху не увлекались. “о, что в эпоху ƒиогена Ћаэртского одни начинали курс платоновской философии с «јлкивиада I», другие – с «√осударства», третьи – с «“еэтета» или иных диалогов (ƒиоген Ћаэртский III 62), говорит лишь о программе преподавани€ платоновской философии в тогдашних школах, а не о гипотезах относительно хронологии создани€ диалогов. ѕостроить сейчас «научную» хронологию диалогов на основании исследовани€ хиатуса и клаузул, подсчета частиц, аллюзий на плохо известные нам событи€ первой половины IV в. до н.э. и предполагаемые ссылки ѕлатона на сочинени€ »сократа, јристофана,  сенофонта, јнтисфена и других писателей – дело заведомо безнадежное. ƒостаточно считать, что сочинени€ ѕлатона были написаны приблизительно между 400 и 348 гг. до н.э., а в остальном следовать совету √ораци€ его Ћевконое: «“ы не ищи, знать не дозволено».

Ќо это, конечно, только начало премудрости. √ораздо более важным обсто€тельством €вл€етс€ то, что сам ѕлатон кое-что говорит о том, как он пишет и как его нужно понимать. Ќа основании этого можно даже выделить некоторые «принципы» понимани€ ѕлатона, естественно, сохран€€ такт, вкус, умеренность и здравый смысл в их применении. ѕервый принцип, которому следовал ѕлатон в своем творчестве, – это принцип разнообразного повторени€ того же самого. ќсновные моменты платоновского мировоззрени€ – константы, многообразно про€вл€вшиес€ во всем его творчестве. ќн это знал и об этом писал. ¬ его творчестве, как и в полисе ««аконов», созданном его фантазией, происходит то, что ѕлатон называет посто€нным убеждением самого себ€ и других или даже заклинанием самого себ€ и других, которое при этом посто€нно мен€ет свои формы, демонстриру€ пестрое многообразие, и тем самым не дает слушател€м пресытитьс€ наслаждением, которое оно несет (««аконы» 665 с.).

Ётот платоновский принцип многообразного повторени€ того же самого – главна€ помеха на пути излюбленных в платоноведении механических процедур: подсчета частиц, прослеживани€ употреблени€ терминов (чтобы на основании их изменени€ создать картину платоновской эволюции). ѕлатон, как и Ћукреций, ради создани€ разнообрази€ использует все богатство синонимики, частиц, отступлений, просодии и метрики. ѕлатон – писатель, дл€ которого мысль – это внутренн€€ речь, а речь – это изображенна€ в звуках мысль, поэтому многообразие звуков, слов, предложений, периодов – его естественна€ стихи€, в которой он свободен как рыба в воде и не устает повтор€ть на все лады, создавать бесконечные вариации на несколько самых важных дл€ него тем.

¬торой принцип, о котором он говорит в «“еэтете» и который св€зан с первым, – это принцип «не выражатьс€ точно без особой необходимости»[7]. “акой принцип может не на шутку разозлить любого «серьезного» мыслител€ и «строгого» ученого. ќднако дело вовсе не в безответственности. «“очность без границ», «акриви€ во что бы то ни стало», по ѕлатону, недостойны свободного человека. Ќеслучайно об этом зашла речь именно в «“еэтете» с его знаменитым отступлением, где философ изображен человеком, познавшим необъ€тность времени и пространства и тем самым свободным от мелочной регламентации повседневных дел обыденной жизни. ѕлатон может, если считает нужным, выражатьс€ самым точным и строгим способом, но, как правило, он избегает этого способа выражени€ и писани€, вид€ в нем нечто рабское. ѕоэтому понимать ѕлатона можно только холистски: диалог в целом, группа диалогов в целом, весь корпус в целом. —оответственно, очень мало что может доказать один выхваченный из контекста термин, одна вырванна€ из контекста цитата, один рассматриваемый сам по себе диалог. јналитический и механический способы здесь не помогут. ќни сконструируют и уже много раз конструировали совершенно немыслимых и бессмысленных ѕлатонов. Ёти способы могут быть использованы как инструменты в том или ином случае, но как основной метод интерпретации они не год€тс€.

Ќаконец, третьим принципом можно назвать принцип группы диалогов. “о, что некоторые платоновские диалоги образуют группы, было прекрасно известно еще в античности. “рилогии јристофана из ¬изанти€, тетралогии ‘расилла основаны на этом очевидном дл€ любого нормального читател€ обсто€тельстве. “о, что јристофан, как модно считать, конструировал свои трилогии по образцу трилогии трагической, не более веро€тно, чем то, что ѕлатон, выросший в культуре трагической трилогии, мог писать диалоги именно таким образом[8]. ѕроблема обычно в том, что нар€ду с очевидными цепочками диалогов («јпологи€», « ритон», «‘едон»; «√осударство», «“имей», « ритий»; «“еэтет», «—офист», «ѕолитик») остальные или не соединены, или соединены так, что об этом можно спорить.   тому же современна€ филологи€ с ее хронологической схемой рассекает эти сюжетно и тематически св€занные комплексы: «ранние» «јпологи€» и « ритон» вместе со «средним» «‘едоном», «среднее» «√осударство», примыкающее к «поздним» «“имею» и « ритию», «средний» или «переходный» «“еэтет», за которым идут «поздние» «—офист» и «ѕолитик».

ќднако если не принимать гипотезу, лежащую в основе традиционной эволюционистской схемы, то принцип группы становитс€ самым важным принципом организации платоновского корпуса. ћы не знаем и никогда не узнаем – ignorabimus ƒюбуа-–еймона в применении к платоновскому вопросу – в каком году был написан тот или иной диалог, когда он был начат, когда был закончен, какие диалоги были до него уже написаны, какие писались параллельно, какие были уже запланированы, какие только замыслены. Ќо в диалогах есть множество намеков и подсказок, как сам ѕлатон видел св€зь между диалогами. ќбнаружить такие св€зи не значит определить, какой диалог написан раньше, а какой позже. ¬нутренние цитаты могли быть помещены и после в ходе вполне возможной и естественной редактуры. Ёто лишь попытка открыть, в какой св€зи сам ѕлатон видел свои диалоги, безотносительно ко времени их написани€. ќ достоверности, о которой мечтали сторонники точного исторического знани€, здесь речи нет – только некотора€ внутренн€€ согласованность и обща€ веро€тность.

¬ернемс€ теперь к «“еэтету» и интерпретации «диалектических» диалогов, ради чего и было предприн€то все это рассуждение о методе. «“еэтет» – это второй диалог второй тетралогии ‘расилла. ≈му предшествует « ратил», за ним следуют «—офист» и «ѕолитик». ¬тора€ тетралоги€ идет за первой, куда вход€т «≈втифрон», «јпологи€ —ократа», « ритон», «‘едон». »нтуици€ ‘расилла или тех критиков, кому ‘расилл следовал[9], была довольно точной и основательной. ¬ сюжетной св€зи «“еэтета» с «—офистом» и «ѕолитиком» не сомневаетс€ никто. —в€зь с « ратилом» также вполне очевидна, прежде всего, в плане содержательном: и тот и другой диалоги посв€щены в значительной степени опровержению философии «текучников», возглавл€емых √ераклитом, в «“еэтете» ‘еодор жалуетс€ на тех, кто «обстреливает загадочными словечками» (180 а), ничего в них не объ€сн€€, примером чему служит впавший в подобного рода энтузиазм —ократ « ратила», и некоторые другие детали. ѕоэтому, хот€ многие платоноведы раздел€ют эти диалоги большим промежутком времени, некоторые из них – стоит упом€нуть Ўоре€, √атри и “.¬. ¬асильеву – €сно видели св€зь между ними.  роме того, в «“еэтете» упоминаетс€ встреча —ократа и ѕарменида (183 е), которой посв€щен «ѕарменид». Ќа первый взгл€д, этими вполне очевидными сюжетно-тематическими св€з€ми дело и ограничиваетс€. Ќо, на мой взгл€д, есть еще некоторые вполне очевидные св€зи, которых не вид€т, поскольку они противоречат хронологической схеме. ј поскольку дл€ нас эта схема лишь одна из многих необ€зательных, неочевидных и небесспорных гипотез, то попробуем взгл€нуть на все это иначе.

Ѕеседа, описанна€ в «“еэтете», состо€лась непосредственно перед судом над —ократом. ≈сли говорить точно, то в конце диалога, по окончании рассуждений о знании —ократ отправл€етс€ к царскому портику в св€зи с жалобой, поданной на него ћелетом. ≈вклид и “ерпсион, действующие лица пролога, также беседуют между собой о том, что —ократ встретил “еэтета незадолго до своей смерти. ќдним словом, очевидно «“еэтет» примыкает к группе диалогов, посв€щенных смерти —ократа. ќтсюда и безнадежность его настроени€, о которой писали “.¬. ¬асильева и ѕ. ‘ридлендер[10], здесь и объ€снение знаменитого экскурса 172b – 177c, в котором подробно и с горьким вдохновением объ€сн€етс€, почему философ терпит сокрушительное фиаско в публичном судебном заседании. ≈сли не иметь в виду «јпологию —ократа» с ее всем известным печальным финалом, то эта дигресси€ повисает в воздухе.

ћы уже говорили о тематической св€зи « ратила» и «“еэтета», но, кажетс€, св€зь эта может быть еще более тесной и, если можно так выразитьс€, формальной. ¬ конце «“еэтета» —ократ уходит к царскому портику. »менно там начинаетс€ действие «≈втифрона», первого диалога первой тетралогии, где —ократ в преддверии суда беседует с прорицателем ≈втифроном[11]. ѕерва€ фраза этого диалога звучит так: «„то стр€слось, —ократ? “ы оставил свои зан€ти€ и беседы в Ћикее и проводишь теперь врем€ здесь, близ царского портика?» ≈сли забыть о том, что «≈втифрон» ранний, а «“еэтет» – «средний» или «переходный», св€зь между ними вполне очевидна, и даже становитс€ известным место действи€ «“еэтета» – гимнасий в Ћикее, одно из излюбленных мест встреч —ократа с его собеседниками. »сход€ из наших предпосылок, мы можем спокойно констатировать св€зь между этими диалогами, не дела€ отсюда никаких выводов о «точном времени их написани€» и историческом пор€дке следовани€ относительно друг друга.

„то ж из того, что «“еэтет» св€зан с «≈втифроном»? “о, что «≈втифрон» несомненно св€зан с « ратилом».  огда в « ратиле» —ократ после недолгой беседы с √ермогеном пускаетс€ во вдохновенное этимологизирование, то виновником своего вдохновени€ он называет ≈втифрона, точнее, то обсто€тельство, что с утра он, —ократ, повстречалс€ и побеседовал с ≈втифроном, сыном ѕроспалти€, вдохновенным пророком (« ратил» 396 d). Ќикакого ≈втифрона больше в платоновском корпусе нет. ≈сли не спасать положение надуманными гипотезами, то вполне очевидно, что « ратил», как прин€то выражатьс€ в англо€зычной литературе, – это sequel «≈втифрона», который, в свою очередь, – sequel «“еэтета». ƒействие «—офиста» и «ѕолитика» происходит на следующий день после действи€ «“еэтета», то есть, если прин€ть во внимание все вышеизложенное, после бесед, изображенных в «“еэтете», «≈втифроне», « ратиле». ¬ «—офисте» и «ѕолитике» упоминаетс€ лишь вчерашн€€ встреча собеседников, что вполне естественно, и так же, как в «“еэтете», упоминаетс€ снова встреча —ократа и ѕарменида, аллюзи€ на «ѕарменид». —южетных аллюзий на суд над —ократом нет, тематические аллюзии могут быть, но они небесспорны[12].

“ем не менее действующих лиц «“еэтета» и « ратила» мы встречаем еще раз в «‘едоне», где среди слушателей —ократа наход€тс€ ≈вклид, “ерпсион, √ермоген («‘едон» 59 bc). ќни без речей, но присутствуют. Ёта небольша€ деталь, на самом деле, кое о чем говорит, по крайней мере, может сказать. ¬ернемс€ к «“еэтету». Ѕеседа —ократа, геометра ‘еодора  иренского и юного “еэтета состо€лась незадолго до смерти —ократа. —ократ рассказал об этой беседе ≈вклиду, который, вернувшись в ћегары, записал ее, и затем, каждый раз возвраща€сь в јфины, уточн€л у —ократа ее детали, чтобы дома исправить свой первоначальный вариант, внос€ туда addenda и corrigenda. ƒжоуэтт несколько свысока попен€л ѕлатону за то, что тот забыл, что времени дл€ всех этих бесед и редакторской правки у ≈вклида, собственно, не было [Jowett 1892, 111]. Ќо, к несчастью дл€ ƒжоуэтта, ѕлатон относитс€ к числу писателей, которые никогда ничего не забывают. ¬ремени вполне хватает. —ократ провел в тюрьме длительное врем€ в св€зи с известными обсто€тельствами («‘едон» 58 а sqq). ¬ тюрьме каждый день его навещали друзь€. ≈сли ≈вклид был в день смерти —ократа, ему ничего не мешало бывать и в другие дни. ќт ћегар до јфин – несколько часов пути пешком. —ам —ократ в «‘едре» готов идти с ‘едром до ћегар, если только тот будет угощать его речами («‘едр» 227 d). “ак что ѕлатон нисколько не погрешает против правил веро€ти€, которые здесь только и имеют значение.

“аким образом, то, что началось в «“еэтете», заканчиваетс€ в «‘едоне». ≈сли это так или, по крайней мере, может быть так, то сюжетно-тематическа€ последовательность диалогов может быть определена следующим образом: «“еэтет», «≈втифрон», « ратил», «—офист», «ѕолитик», «јпологи€ —ократа», « ритон», «‘едон». ѕовторим еще раз. Ёто не последовательность создани€ диалогов, о которой ничего не было известно в античности и которую в строго-историческом смысле слова реконструировать невозможно. Ёто некоторый пор€док чтени€, основанный на определенных внутренних, имплицитных указани€х, имеющихс€ в этих диалогах. ѕлатон любил писать циклы диалогов: подража€ ли трагикам или по каким-либо другим причинам, определить трудно или почти невозможно.  ак бы там ни было с реальным временем создани€, эти восемь диалогов представл€ют собой, как мне кажетс€, более-менее единую группу, изображающую последние недели жизни —ократа. ≈сли это так, то и философский смысл «диалектических» диалогов можно пон€ть несколько иначе, чем его сейчас обычно понимают.

≈сли «“еэтет», « ратил», «—офист», «ѕолитик» созданы ѕлатоном так, чтобы вести к «‘едону» с его теорией идей и учением о бессмертии души, то, веро€тно, эти диалоги вовсе не были задуманы в цел€х ревизии теории знани€, быти€ и методов логического исследовани€, но, скорее, были написаны дл€ оправдани€, обосновани€ и развити€ тех теорий, которые излагаютс€ в «‘едоне». ќдним словом, вполне возможно, что диалектические диалоги в целом, как считал ÷еллер, или, во вс€ком случае, «“еэтет» и « ратил», как полагал Ќаторп [Natorp 1921, 90 ff.], – это не путь прочь от «‘едона», но путь к «‘едону», не ревизи€, но пропедевтика. —тоит, впрочем, отметить, что замкнутость этой группы диалогов, как и любой другой группы у ѕлатона, относительна. ћежду этими диалогами лишь более тесные св€зи, чем между ними и другими диалогами, что, естественно, не означает отрицание таких св€зей.

”же говорилось об отношении к «ѕармениду». “еори€ течени€ и истечени€ в «“еэтете», одним из представителей которой назван Ёмпедокл, св€зана с известным пассажем «ћенона» (76 с), в котором она через √орги€, учеником которого был ћенон, возводитс€ к тому же Ёмпедоклу. «ћенон» в целом посв€щен проблеме обучени€, котора€ €вл€етс€ аспектом теории знани€, точнее, теории приобретени€ знани€ – вещи, которые ѕлатон обычно различает, а историки философии – нет («“еэтет» 188 a). „ерез «ћенон» «“еэтет» и другие диалоги нашей группы св€заны с «√оргием» и обсуждаемой в нем проблемой отношени€ философии и риторики, места философа в общественной жизни, с пророчеством  алликла об осуждении —ократа[13] и так далее. ќт «√орги€» исход€т и другие св€зи, о которых сейчас говорить не стоит. Ќо нам было важно прежде всего обозначить св€зь диалектических диалогов и «‘едона», св€зь, отмеченную, если € не ошибаюсь, самим ѕлатоном.

Ќе обраща€ на все это внимани€, дела€ «“еэтет» «постпарменидовским» диалогом, платоноведы вынуждены искать сложные объ€снени€ тому, что можно объ€снить проще. “ак, ƒ. —едли и „.  ан недоумевают, почему —ократ в «“еэтете» столь метафизически «бесплоден» (barren), то есть не проповедует теории идей «‘едона» и «√осударства», и дают разные объ€снени€ этому примечательному обсто€тельству. ƒл€ —едли ѕлатон после «ѕарменида» возвращаетс€ к апоретике «ранних» диалогов, дл€  ана, который также верит, что критика идей в «ѕармениде» говорит об изменени€х в платоновском учении, —ократ «“еэтета», так сказать, временно бесплоден. —огласно  ану, в «“еэтете» начинаетс€ путь ѕлатона к некой новой онтологии, в которой не будет уже скомпрометировавшей себ€ теории причастности, но останетс€ вера в необходимость некоторого стабильного или, как выражаетс€  ан, «элейского», элемента в познании [Kahn 2013, 49].

√ораздо проще все это объ€сн€етс€ тем, что «“еэтет», независимо от времени его создани€, был задуман ѕлатоном как часть цикла или группы, в которую также входит «јпологи€ —ократа». ¬ «јпологии» одним из самых важных пунктов оправдани€ —ократа €вл€етс€ то, что он никогда никого ничему не учил. ”чили все остальные – софисты, риторы, политики, поэты, специалисты, – тогда как он благочестиво следовал повелению ƒельфийского бога и занималс€ лишь обличением и опровержением, тем, что греки называли «эленхос». Ќет ничего удивительного в том, что в «“еэтете» —ократ, который очень скоро предстанет перед судом и которому придетс€ открещиватьс€ от тех, кого афин€не не без основани€ называли его учениками ( ритий, јлкивиад), изображен не имеющим никакого собственного учени€, «повивальной бабкой» талантливого юношества.

¬ «“еэтете» —ократ обсто€тельно разъ€сн€ет, что общение с ним заключаетс€ лишь в том, что душа его товарища и собеседника рождает то, что в ней уже было, тогда как сам —ократ лишь помогает при этом. Ѕольша€ речь —ократа (150 b – 151 d) становитс€ в этом случае уже не просто его лирическим изли€нием, но вполне продуманным ходом ѕлатона, имеющим в виду «јпологию —ократа». “очно так же, как уже говорилось, пр€мое отношение к «јпологии» имеет и знаменита€ дигресси€ 172b – 177c, где объ€сн€етс€, почему философ при всей своей мудрости оказываетс€ беззащитен на суде. ѕлатон хотел изобразить в «“еэтете» одну из последних бесед —ократа перед его осуждением, и он ее изобразил.

Ќо, как прекрасно знает и сам „арльз  ан, в «“еэтете» есть вполне прозрачные намеки на платоновское метафизическое учение: это и слова о «природных образцах блаженной и несчастной жизни», и вполне «идеалистическое» рассуждение о том, как душа сама по себе рассматривает нечувственные предметы [Kahn 2013, 48, 88–89]. “ем не менее дл€ американского исследовател€ ѕлатон в «“еэтете» покинул метафизику, ограничившись «в сущности эмпирицистской перспективой». “аким образом, между «‘едоном» и «“еэтетом», по  ану, пролегла пропасть, возникша€ в результате критики теории идей в «ѕармениде». Ќа самом деле, такой пропасти никогда не было. Ќаписан ли «“еэтет» до «‘едона», как считали ÷еллер и Ќаторп, или он создан после него, как стали считать сторонники «стилометрического метода», он развивает мысль, котора€ кратко высказана в «‘едоне»: знание не сводимо ни к ощущению, ни к возникающим из ощущени€ пам€ти и мнению («‘едон» 96 b sqq). Ёто, собственно, и есть результат обсуждени€ проблемы знани€ в «“еэтете», сопровождаемый вполне прозрачным намеком на то, что истинное знание – это знание души, когда она сама по себе независимо от тела касаетс€ «истины и быти€» («“еэтет» 186 с).

» конечно, совсем не «бесплоден» —ократ в долгой речи 172 b – 177 c, прославл€ющей жизнь философа. «десь дл€ внимательного и непредвз€того читател€ ѕлатон раскрывает свои карты, здесь он говорит тому, кто имеет уши, что такое подлинное знание, не свод€щеес€ ни к ощущению, ни к св€занному с ощущением мнению. ¬ этой речи параллели с «‘едоном» пр€мо-таки бросаютс€ в глаза. ќстановимс€ на наиболее примечательном месте, 175 b – 177 b, которое затем, в среднем платонизме и неоплатонизме, стало классическим определением цели философской жизни. «десь сопоставл€ютс€ и противопоставл€ютс€ два образа жизни: жизнь человека, провод€щего все врем€ в зан€ти€х философией, и жизнь того, кто посв€тил себ€ судебной практике и судебному красноречию. ѕервый, попав в суд, из-за своей простоватости и непривычки к мелочным обсуждени€м не может ничего толкового сказать. «десь, как уже говорилось, €сный намек на судебный процесс над —ократом. ≈го визави, знаток судебных дел и речей, напротив, оказываетс€ совершенно никчемным, когда ему приходитс€ отвечать на вопросы и давать определение самой справедливости и несправедливости, счасть€ и несчасть€. ќн также не может «как подобает свободному человеку, перебросить через плечо плащ или, овладев гармонией речей, правдиво воспеть жизнь богов и людей счастливых»[14].

‘илософ, в отличие от сут€ги и крючкотвора, рассматривает «саму справедливость и несправедливость, что такое кажда€ из них и чем отличаетс€ от всего остального и друг от друга», рассматривает он и что такое царска€ власть, что вообще такое человеческое счастье и несчастье.  ак обычно бывает у ѕлатона, самым важным предметом философского знани€ выступают общие этические пон€ти€, знание которых дает возможность правильно устроить человеческую жизнь. —тоит отметить, что противоположность между знанием философа и псевдознанием «юриста» не ограничиваетс€ данным отступлением, но играет важную роль и в основном ходе рассуждени€ диалога. ќпровержение того, что истинное мнение – это знание, основано как раз на всем известной судебной практике, когда судьи, не будучи свидетел€ми происшестви€, то есть не облада€ пр€мым знанием обсто€тельств случившегос€, могут иметь о них истинное мнение («“еэтет» 201 bc). »стинное мнение, имеющеес€ у судьи, отлично от непосредственного знани€ истины, которым обладает философ. ѕризнаков сомнени€ в такого рода знании «“еэтет» не обнаруживает.

Ќапротив, он обнаруживает согласие в этом с «‘едоном».  ак сказано в 176а, наша смертна€ природа и область, где мы находимс€, по необходимости проникнуты злом. ѕоэтому, как и в «‘едоне», главна€ цель философской жизни – «бежать отсюда как можно скорее» («‘едон» 61 b sqq).  ак и в «‘едоне» (Ibid.), здесь объ€сн€етс€, что речь не идет о самоубийстве, но бегство отсюда – уподобление богу, насколько это возможно.  ак объ€сн€ет ѕлатон, уподобление богу заключаетс€ в том, чтобы стать разумно справедливым и разумно благочестивым.  ак и в «‘едоне» (68 с sqq), ѕлатон говорит, что только такое понимание добродетели делает ее самоценной, тогда как обычна€ мораль есть лишь закамуфлированный аморализм. «нание того, как уподобитьс€ богу, и есть «истинное знание (gnîsij) и истинна€ добродетель, а незнание этого – €вные невежество и порок» («“еэтет» 176 с).

“акое знание, как и вообще знание у ѕлатона, предполагает усмотрение вечных образцов, в соответствии с которыми мастер должен создавать свои работы, политик – руководить государством, а человек – устраивать свою жизнь. ќб этих образцах (paradegmata), существующих в природе вещей (n tù Ônti)[15], речь идет и здесь (176e). “е, кто верит, что «“еэтет» написан после «ѕарменида», кто считает, что критика ѕарменида заставила ѕлатона расстатьс€ со «средней онтологией», с удивлением наход€т, что понимание идей как образцов, один из пунктов парменидовской критики (ѕарменид» 132 d), продолжает как ни в чем не бывало сохран€тьс€ здесь в «“еэтете» и в «“имее». «десь это образцы блаженной и несчастной жизни: божественный образец ведет к жизни счастливой, безбожный – к несчастной.  ак и в «‘едоне», подлинное счастье и несчастье человека открываетс€, прежде всего, в загробной жизни: те, кто по глупости своей и безумию в жизни уподобл€лс€ безбожному образцу, после смерти не будут прин€ты в места чистые, но останутс€ здесь, в нашей области, котора€, как мы помним, по необходимости сопр€жена со злом.

 ак видно из этого места, никаких перемен в платоновском понимании знани€ в «“еэтете» не произошло, а параллели между этим диалогом и «‘едоном» бросаютс€ в глаза любому хоть сколько-нибудь непредвз€тому читателю[16]. «Ёмпирицистска€ перспектива», о которой пишет „.  ан, – это не новое убеждение ѕлатона, а одно из средств дл€ достижени€ все той же платоновской цели, обосновани€ «идеального» знани€ как необходимого услови€ дл€ счастливой жизни в этом мире и особенно в мире потустороннем.  орнфорд, который, как считает  ан, «преувеличил положительный момент в истолковании нашего диалога, предполага€, что тот защищает классическую теорию идей» [Kahn 2013, 51], в данном случае совершенно прав.

ƒанна€ св€зь между «“еэтетом» и «‘едоном» может помочь избавитьс€ и от недоумени€, высказанного в свое врем€ ¬иламовицем [von Wilamowitz-Moellendorff 1920, 230 ff.], который полагал, что «“еэтет» первоначально заканчивалс€ на 187, а разделы, посв€щенные мнению, присоединены значительно позже и представл€ют собой «платоновские черновики». ƒл€ ¬иламовица рассуждени€ о мнении (187–210), в силу стилистических отличий от предшествовавшего изложени€, не вход€т органически в изначальный замысел диалога. ¬ такого рода спекул€ци€х нет особого прока. ƒл€ ѕлатона, как видно и из «“еэтета», и из «‘едона», эмпирическа€ теори€ знани€ предполагает три основные компоненты: ощущение, пам€ть и мнение («‘едон» 96 b). «нание в рамках такой теории – это мнение, возникающее из ощущени€ и сохран€емое пам€тью. ќпровержение этой эпистемологии должно последовательно опровергнуть все ее моменты, начина€ от ощущени€ и заканчива€ мнением. »менно это сделано в «“еэтете». —ухость стил€ диалектических рассуждений заключительной части диалога столь же мало может говорить об их чужеродности целому, как и сухость отдельных рассуждений в «√осударстве», «ѕротагоре», «√оргии», «’армиде» и «‘едоне».

 ритики обычно недоумевают, почему в «“еэтете» нет учени€ о припоминании и теории гипотезы [Kahn 2013, 48], вид€ в этом «свидетельство» того, что ѕлатон изменил свою концепцию. ќднако дл€ ѕлатона «“еэтет» посв€щен вопросу, что такое знание, тогда как припоминание – это платоновское определение процесса приобретени€ знани€. ¬ «“еэтете» ѕлатон разъ€сн€ет, что научение и забвение – это два «промежутка» между знанием и незнанием, а не знание или незнание как таковые. —амо знание – это рассмотрение душой самой по себе, без помощи телесных органов, быти€ и небыти€, тождества и различи€, подоби€ и неподоби€, добра и зла, прекрасного и постыдного («“еэтет» 185 с – 186 а), тогда как припоминание – только путь к этому. “еории гипотезы нет в «“еэтете» потому, что задача этого диалога в опровержении «эмпирической эпистемологии», а не в разработке и оправдании положительной концепции. “ребовать от ѕлатона, чтобы он, невзира€ на характер того или иного диалога, каждый раз, как мантру, повтор€л все, что он думает по тому или другому вопросу, на мой взгл€д, неуместно. «адача «“еэтета» эленктическа€, не догматическа€.

“аким образом, мы видели, что «“еэтет» вполне вписываетс€, а вернее, точно и расчетливо вписан ѕлатоном в контекст диалогов, повествующих о смерти —ократа. “о, что врем€ его создани€ в точности неизвестно[17], не имеет принципиального значени€ дл€ понимани€ платоновского замысла. ƒаже если между «‘едоном» и «“еэтетом», хот€ доказать этого нельз€, прошло много времени, это совсем не значит, что ѕлатон забыл или изменил своей прежней философской вере.


 

—сылки – References in Russian

¬асильева 2008 – ¬асильева “.¬. ѕоэтика античной философии. ћ.: јкадемический проект: “рикста, 2008.

 

Voprosy Filosofii. 2018. Vol. 1. P. ??

 

How to read the Plato’s Theaetetus. To the interpretation of “dialectical” dialogues

Dmitry V. Bugai

 

The article analyzes the place of Theaetetus among others Plato's dialogues. The author tries to show that contrary to popular belief Theaetetus closely associated with the dialogues of the first tetralogy of Thrasyllus, especially with the Phaedo. Thus, the theory of knowledge of the Theaetetus can be understood not as a skeptical criticism of the former “idealistic” project, but as an excuse and proof from the opposite epistemology of the classical theory of ideas.

 

KEY WORDS: Plato, Theaetetus, Phaedo, epistemology, theory of ideas.

 

BUGAI Dmitry V. – CSc in Philosophy, Associate Professor, Department of History of Philosophy, Faculty of Philosophy, Lomonosov Moscow State University.

https://istina.msu.ru/profile/BugaiDV/

Ётот e-mail защищен от спам-ботов. ƒл€ его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 

Received at June 19, 2017.

 

Citation: Bugai, Dmitry V. (2018) “How to read the Plato’s Theaetetus. To the interpretation of “dialectical” dialogues”, Voprosy Filosofii, Vol. 1 (2018), pp. ??

 

References

Cherniss, Harold (1957) “The Relation of the Timaeus to Plato’s Later Dialogues”, The American Journal of Philology, Vol. 78, No. 3, pp. 225–266.

Cherniss, Harold (1962) The Riddle of the Early Academy. Russell & Russel, New York.

Friedländer, Paul (1975) Platon, Band III, Walter De Gruyter, Berlin, New York.

Kahn, Charles (2013) Plato and the Post -Socratic Dialogue, Cambridge University Press, Cambridge.

Jowett, Benjamin (1892) The Dialogues of Plato, Oxford University Press, Oxford.

Natorp, Paul (1921) Plato’s Ideenlehre, Felix Meiner, Leipzig.

Owen G.E.L. (1953) “The Place of the Timaeus in Plato’s Dialogues”, Classical Quarterly N.S. III = XLVII (1953), pp. 79–95

Ryle, Gilbert (1966) Plato’s Progress, Cambridge University Press, Cambridge.

Shorey, Paul (1904) The Unity of Plato’s Thought, University of Chicago Press, Chicago.

Shorey, Paul (1933) What Plato Said, University of Chicago Press, Chicago & London.

Thesleff, Holger (1982) Studies in Platonic Chronology, Helsinki.

Vasilyeva, Tatiana V. (2008) Poetics of Ancient Philosophy, Akademicheskii proekt, Triksta, Moscow (in Russian).

von Wilamowitz-Moellendorff, Ulrich (1920) Platon, Bd. 2, Weidmannsche Buchhandlung, Berlin.

Zeller, Eduard (1889) Die Philosophie der Griechen in ihrer geschichtlichen Entwicklung, Zweiter Theil, erste Abtheilung, R. Reisland, Leipzig.

 

 



ѕримечани€

[1] —р., к примеру, название главы «√ерменевтическа€ проблема: как читать “еэтет» в недавней книге „.  ана [Kahn 2013, 47].

[2] —амое подробное и бесспорное место в «“имее», посв€щенное «иде€м», 51с–52 b. —м. также: [Cherniss 1962, 5].

[3] —м., например, «≈втифрон» 6 de и замечание „ернисса: [Cherniss 1962, 5].

[4] «“еэтет» ÷еллер датирует 391 г. [Zeller 1889, 406].

[5] ѕрежде всего, через ƒж. Ёдэма, ѕ. ‘ридлендера и √. „ернисса.

[6] «ѕолитика» 1264 b 6. «ѕочти точно так же обстоит дело и в ««аконах», написанных позже (чем «√осударство». – ƒ.Ѕ.)». —обственно, сами слова јристотел€ ничего не говор€т о том, что ««аконы» написаны ѕлатоном в старости. Ёто особенно подчеркивал, воспользовавшись данным фактом в цел€х собственной концепции, ƒж. –айл.

[7] —р. «“еэтет» 184 с: «Ќебрежность в словах и отсутствие тут доскональной точности, по большей части, не лишено благородства. Ќапротив, скорее противоположное этому – недостойно свободного человека, хоть иногда без него и не обойтись».

[8] —огласно ‘расиллу, ѕлатон издавал свои диалоги по тетралоги€м в подражание трагической тетралогии (три трагедии плюс сатировска€ драма) (ƒиоген Ћаэртский III, 56). “ак это было на самом деле или нет, сказать трудно. Ќо то, что диалоги, если можно так выразитьс€, хот€т, чтобы их читали в составе той или иной группы, бесспорно.

[9] ¬еро€тно, ‘расилл следовал ƒеркиллиду. —м.: [Zeller 1889, 494].

[10] «“еори€ познани€ должна иметь дело со смертью». —м.: [Friedländer 1975, 133].

[11] Ёту св€зь €сно видел јристофан из ¬изанти€, объединивший «“еэтет», «≈втифрон» и «јпологию» в единую трилогию (ƒиоген Ћаэртский III 62).

[12] «—офист» 216с–d, тема философа, который свысока взирает на земную жизнь, возможно, аллюзи€ на «“еэтет» 172–177. ясно и подробно показать отличие философа от софиста и политика – определенный вклад в понимание образа —ократа в «јпологии», где об этом говоритс€ вскользь. —р. также «—офист» 232с и «≈втифрон» 6с.

[13] «√оргий» 484 d – пассаж на ту же тему и со сходными выражени€ми, что и дигресси€ «“еэтета».

[14] ¬ заключительных словах этого предложени€ Ќаторп видел бесспорную аллюзию на «‘едр».

[15] —р. в «ѕармениде» 132d: ésper paradegmata Шst£nai n tÍ fÚsei.

[16]  ан разбирает дигрессию во втором приложении к главе о «“еэтете» [Kahn 2013, 88–89]. ќн делает все возможное, чтобы, несмотр€ на очевидную дл€ него св€зь дигрессии и «‘едона», сделать ее чем-то несущественным. ќн вынужден, к примеру, вполне €сные слова о двух образцах дл€ жизни назвать «a cosmic image vaguely reminiscent of the theory of Forms».

[17] ѕрин€та€ сейчас дата создани€ «“еэтета», 369 г. до н.э., вовсе не бесспорна. ≈сли диалог, как это очевидно, посв€щен пам€ти недавно скончавшегос€ “еэтета, которому в 369 г. должно было быть около п€тидес€ти лет, то, как отметил ƒжоуэтт, слова —ократа «он станет знаменит, если, конечно, достигнет зрелых лет» (142 d) оказываютс€ несколько неуместными.  роме того, участие п€тидес€тилетнего “еэтета в военных действи€х хот€ и вполне возможно, все же менее веро€тно, чем его участие в войне в возрасте тридцати лет. “акже 369 г. делает несколько странными слова “ерпсиона в начале диалога («всегда задерживалс€ здесь именно с намерением попросить теб€ показать» в пер. “.¬. ¬асильевой). “ерпсион отличаетс€ тогда редким долготерпением: больше тридцати лет он хотел, обита€ в том же городе (в ћегарах), что и ≈вклид, услышать его запись беседы —ократа, даже специально приходил все врем€ из своего поместь€ на городскую площадь, чтобы найти там своего товарища-сократика и попросить его рассказать, но все было напрасно до 369 г. ќбычно считаетс€, что “еэтет должен был дожить до 369 г., чтобы сделать свои математические открыти€. Ќо, во-первых, извести€ о “еэтете-математике вовсе небесспорны, а, во-вторых, он, как многие математики, мог сделать свои открыти€ и до тридцати лет.

 
« ѕред.   —лед. »