Главная arrow Все публикации на сайте arrow Космология с позиции представлений о бытии как о тотальности
Космология с позиции представлений о бытии как о тотальности | Печать |
Автор Кизима В.В.   
03.07.2015 г.

В статье уточняется современная модель трехкомпонентной структуры Вселенной через выделение четвертой составляющей на основе постнеклассического её рассмотрения как тотальности.

 

The article refines the modern model of three-component structure of the Universe by way of extraction the fourth component on the basis of post-nonclassical consideration of the Universe as unity of variety forms of its being.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: космология, бытие, метафизика тотальности, универсальная модель, тоталогенез, pg-переход, меон, амер, сизигия, онтико-онтологическая дуальность, причинно-кондициональная самодетерминация.

 

KEY WORDS: cosmology, being, metaphysics of totality, Universe model, totallogenesis, pg-transition, meon, amer, syzygy, ontico-ontological duality, causal and conditional self-determination.

Современная космология представляет собой пестрое зрелище, требующее упорядочения. Она порождает  больше проблем и вопросов, чем решений и ответов. Теоретическая мысль зашла в тупик. Ни одна из теорий не имеет убедительного экспериментального подтверждения и даже потенциально ценные идеи вуалируются непродуктивным концептуальным фоном и не имеют условий для развития.

Причина теоретического хаоса кроется в отсутствии заслуживающего доверия единого  смыслового базиса, движение мысли «снизу вверх» оказывается недостаточным и должно быть дополнено движением «сверху вниз» –  от универсальной  модели бытия, построенной на мировоззренческих  представлениях,  к Вселенной как одной из форм бытия. Физика и астрономия, раз они вторглись в область, где их компетенции недостаточно,  должны быть согласованы с метафизикой, рассматривающей мир во всей его полноте. А. Эйнштейн в свое время подметил, что «логическая основа» физики «все больше и больше удаляется от данных опыта», в результате чего логическая система мышления физика выстраивается «лишь свободным вымыслом» [Эйнштейн 1965, 59].

Выход указал Н. Бор, который, по свидетельству В. Гейзенберга, отстаивал приоритет понимания смысла изучаемого явления перед попытками «скорее угадать правильные математические формулы с помощью заключений по аналогии, чем вывести их» [Гейзенберг 1987, 50]. В то время речь шла о смыслах квантовой механики. Сегодня необходимы новые космологические смыслы. Они не могут появиться  путем подгонки гипотез под техники вычислений или представлений о гипотетических полях. Идея мультиверсума А.Д. Линде неубедительна в своих образных  сравнениях квантовых флуктуаций вакуума с «пеной». Не спасает и то, что  произвол «свободного вымысла» ограничивается разного рода эмпирическими правилами запрета, поскольку, когда речь идет о Вселенной как целом, остается неясной их природа. Недооценивается потенциал антропного принципа Б. Картера.  Допуская  наряду с нашей Вселенной, породившей человека, другие, но «без свидетелей», где возможна иная физика, он прямо требует учета надфизических форм бытия и поворота к метафизическим вопросам.

Таким поворотом может быть обращение к потенциально продуктивным философским идеям, высказывавшимся в прошлом и проверенным временем, но оставшимся недооцененными. Сегодня для перехода от частичности в понимании бытия к его полноте важно возвратиться к рассмотрению  его как  единства многообразия, обладающего свойством внутренней согласованности – сизигийности.  Идея бытия как единства многообразия впервые была сформулирована еще в Упанишадах в виде тезиса «многое есть одно». Тем самым была поставлена проблема: как возможно единство многообразия? С этого вопроса, как считали многие философы, и началась истинная метафизика. Несмотря на логическую противоречивость, понятие единства многообразия упорно сохранялось, а не отбрасывалось как логическая ошибка, хотя о неразрешимости заключенного в нем противоречия прямо говорили Аристотель, позже Николай  Кузанский, а сегодня пишет С.С. Хоружий. С другой стороны Кант и Гегель именно с единством многообразия связывали понятие тотальности как полноты бытия и использовали его. Сегодня идея единства многообразия как центральная проблема метафизики рассматривается в работах Ю. Хабермаса и Ж. Лиотара. А процесс глобализации выдвинул  вопрос о сочетании единства и многообразия в социуме в качестве коренной не только теоретической, а и практической проблемы. В этих условиях  появление метафизики тотальности (МТ) и соответствующей модели бытия стало неизбежным.

Метафизика тотальности (тоталология) возникла на основе преодоления односторонности классической и неклассической форм научной рациональности [Кизима 2005], и указала универсальные понятия и принципы, которые «работают» в любой реальной ситуации [Кизима 2009]. Они позволяют рассматривать бытие как постоянно  развертывающееся в себе, но сохраняющее себя единство многообразия, в котором не только отношения, а и их компоненты меняются вполне определенным образом [Кизима 2011; Кизима 2012].  Взгляд на Вселенную как на тотальность хотя и предполагает физическую эмпирику и теоретические обобщения, но далеко выходит за естественно-научные рамки. Новый подход максимально содержателен, поскольку каждый элемент многообразия несет информацию о его единстве с другими и тем ухватывает бытие голографическим образом.  За словом «бытие» в этом случае предполагается модель,  применимая к любой бытийной ситуации.  

С идеей тотальности органически связано и идущее от гностиков представление о  сизигии, понимаемой как взаимное соответствие элементов единства многообразия.  Г. Лейбниц, рассматривая, почему Бог создал наш мир именно таким, а не другим,  пришел к выводу, что в нем все совозможно друг другу, тогда как другие миры потому и не имеют места, что в них указанная совозможность отсутствует. Лейбниц применял этот критерий  не только к физическим, а и к любым процессам. Он писал: «…не все возможные виды совозможны во вселенной, как бы велика она ни была, и это относится не только к вещам, которые находятся вместе в одно и то же время, но также и ко всему следованию вещей, т.е. я полагаю, что имеются необходимым образом виды, которые никогда не существовали и не будут существовать, так как они несовместимы с тем следованием тварей, которое избрал Бог. <… > …природа не допускает пустоты в принятом ею порядке, но не всякая форма или вид годятся для любого порядка» [Лейбниц 1983, 309, 310]. Идею сизигии отстаивали и многие другие мыслители.  Прокл говорил о принципе причастности всего всему: «Все становящееся единым, становится единым, в силу причастности единому» [Прокл 1993, 11]. Николай Кузанский рассматривал сизигию как сопричастность на примере соответствия друг другу органов человеческого тела  как условия жизни человека в единстве разнообразия. К сизигии обращались и другие мыслители – В. Соловьев, К. Юнг, П. Флоренский, Н. Лосский. Учитывая этот опыт,  можно допустить, что понятие сизигии несет фундаментальный смысл, который должен проявляться и может использоваться повсеместно, в том числе в качестве базового смысла космологии.

Представляется, что проблема совозможности (сизигии) сегодня может служить космологическим смыслом, уяснение которого  способно объединить весь накопленный космологический материал и решить не только проблему мультиверсума, а и другие, не менее острые вопросы. В метафизике тотальности (МТ) на основе сизигийной идеи разработана  универсальная модель бытия, применимая в том числе и к космологии. О ней речь пойдет ниже.                 

Понятия и принципы  тоталологии

Принцип онтико-онтологической дуальности. Данный принцип решает проблему единства многообразия. Он фиксирует, что любой  объект, будучи в каждой конкретной ситуации неповторимым онтически, всегда является также и частью разных онтологических сред, а потому  одновременно полионтологичен. Человек онтичен  как член семьи, явно пребывая в кругу семьи, но в то же время неявно является частью города, где живет, страны, природы. При этом в каждой из онтологий он онтичен иначе – в семье  как член семьи, в городе как житель города и т.д., и в этом смысле полионтичен. Тем самым МТ снимает трудность произвола «свободного вымысла» в науке, требуя в любых гипотезах учитывать  онтико-онтологическую дуальность явлений. С этой точки зрения споры в начале ХХ в. по поводу корпускулярно-волновой двойственности микрочастиц касались лишь частного случая всеобщей онтико-онтологической дуальности. А учитывая полионтизм и полионтологизм любой ситуации, реальная картина является еще более сложной, но именно она наиболее близка к истинной полноте бытия. В общем случае, как уже отмечалось, не только человек находится в мире, а и весь мир находится в человеке, а утверждение единства многообразия мира в качестве фундаментального принципа имеет отношение не только к микро-, а и к макромиру, касается не только физики и космологии, а и всего сущностного многообразия мира.

Принцип монадно-парсической дуальности. Компоненты многообразия в МТ называются дискретами. Принцип онтико-онтологической дуальности, примененный к  дискретам, позволяет утверждать, что любой дискрет тотальности имеет двоякую природу. Он выступает, во-первых, онтически как локальная относительно неделимая монада, во-вторых, будучи частью породившей его многоуровневой среды (его условий), является парсом (parsчасть). Одни свойства дискрета определяют его монадный характер, внешнее поведение в отношении к другим монадам в соответствии с традиционным принципом причинности. Другие (немонадные в наличной ситуации) имеют парсический характер, связанный с внутренней жизнью дискрета под влиянием  его средового контекста. Таким образом, онтико-онтологическая дуальность любого дискрета имеет монадно-парсическую (mp) форму и, в таком случае, разрешается прежде неразрешимая проблема единства многообразия бытия, поскольку монадность явлений задает многообразие мира, а их парсичностьего единство, причем  эти стороны не существуют одна без другой, но и не компенсируют друг друга.  Дискрет как парс преодолевает свою монадную локальность и сливается со средой, выступает как часть более широких онтологий, формами проявления которых могут быть и другие  дискреты, образующие вместе с ним соответствующие монадные (онтические) серии  онтологий разных уровней.

 Структура тотальности. Дискреты как монады могут образовывать во внешних отношениях устойчивые генерологические структуры (от лат. genero – порождать, создавать). При этом как носители немонадных свойств, т.е. как парсы, они влияют друг на друга и парсически, кондиционально, в результате чего генерология всегда связана с парсической аурой. Из-за mp-дуальности дискреты всегда имеют и соответствующие им парсические поля вазаимовлияний, а тотальность в целом выступает как парсически-генерологический (pg-)комплекс.

 Следует учесть при этом  также парсические влияния внешней среды, причем  разных ее онтологий, благодаря чему, кроме участия в жизни своей парсической ауры, генерология дополнительно кодируется структурой внешних парсических влияний. Последние могут влиять на ход тоталогенеза, особенно в его критических точках, и тотальность корректируется в ходе ее структурирования на горизонтальные генерологии и вертикально-иерархические. Комплекс тех и других образует ее генерологический каркас, он задает характер ее субстратности как целостного образования и ее внутреннюю морфологию – одну как элементарную частицу, другую как вещь с определенными свойствами, третью как человека, четвертую как общество и т.д. Каждый генерологический каркас имеет свою парсическую ауру, которая выступает как парсическая аура тотальности. Через нее каркас связан со многими онтологиями, в конечном итоге со всем бытием.  Структура тотальности не исчерпывается сказанным. Наряду с определившимися mр- и pg-образованиями и генерологическим каркасом в ней существуют и переходные, неопределенные в mр- и pg-отношении состояния в виде  поточного фона. Таким образом, общее строение тотальности предстает как парсически-генерологический (pg-) субстрат, определенным образом сочетаемый с mр- и pg-неопределенной поточной субстанцией.  Теперь от строения тотальности можно перейти к динамике развертывания ее содержания –  ее жизни.  Для этого необходимо рассмотреть принцип причинно-кондициональной самодетерминации.

Принцип причинно-кондициональной самодетерминации. Дискреты могут взаимодействовать друг с другом двумя способами – как монады и как парсы. Как монады они взаимодействуют внешним образом в соответствии с принципом причинности. Как парсы – через среду кондициональным образом, на разных онтологических уровнях, что сказывается на их  внутреннем содержании. В соответствии с принципом причинности дискрет как целое (монада), выступая как причина по отношению к другому дискрету, меняет внешнее отношение к нему и другим монадам. А как парс он влияет на другие дискреты изнутри, через среду, частью которой вместе с ними  является.  Это влияние носит неявный, скрытый (кондициональный) характер. В таком случае, влияя на компоненты среды внешним образом, дискреты  рефлексивно влияют и на самих себя. А это создает предпосылки дальнейшего развертывания процесса, подключения к нему все новых участников. Во всех подобных случаях действует принцип: дискреты, взаимодействуя как монады, вызывают изменения в парсической среде, поскольку являются ее частями. А изменения среды через парсические влияния изнутри меняют характер монадности самих дискретов, что в свою очередь влечет изменение их последующих внешних причинных взаимодействий, и процесс идет все дальше. Поскольку внешние причинные действия и внутренние парсические влияния качественно различны, они не могут компенсировать друг друга, процесс детерминации не завершается. Рефлексивные процессы связывают все компоненты тотальности друг с другом, в результате чего имеет место объемный процесс развертывания всей тотальности как  целого. Так, влияя на разные уровни мира, человек влияет и на разные уровни себя самого, не всегда понимая это, но реально меняя свое внешнее поведение. Причины и условия здесь одинаково важны, и только их единство позволяет говорить об эволюции, структуризации и трансформации любых тотальностей и бытия в целом. Это создает предпосылки углубления модели бытия до уровня учета pg-переходов. 

Pg-переходы. В ходе тоталогенеза могут нарушаться балансы pg-отношений и создаваться ситуации неустойчивости исходного pg-состояния,  изменения генерологий и генерологического каркаса вплоть до качественных превращений тотальности, либо ее разрушения. Случай трансформации предполагает три этапа pg-преобразования: меонический, америческмй и генерологический.. Первый, меонический – переход от состояния pg-1 в состояние, где парсика и генерология утрачивают различие (процесс субстанциализации плюральности). Создается pg-неопределенное состояние, называемое меоном. Оно способно играть роль субстанции для порождения нового pg-состояния. Началом этого процесса является ситуация, когда хаотичные меонические потоки, пересекаясь, порождают зародыши новых преддискретов и их предгенерологические структуры – амеры. Это знаменует второй, амерический этап pg-преобразований. Но амеры не являются полноценными новыми дискретами, поскольку еще полностью зависят от меонического основания, не имеют собственной свободы в этих рамках. Осуществляется процесс плюрализации  меонической субстанциальности, который не является  возвратом к прежней генерологии, а предстает зародышем новой, из которого новая генерология лишь должна появиться. Третий этап – генерологизация, реализуется как результат выработки в амерической стихии связной системы pg-отношений (pg-2), способной уже поддерживать устойчивость за счет формирования в ней собственного механизма, позволяющего освободиться от фатальной зависимости от колебаний меонической среды. Таким образом, общая картина pg-перехода имеет вид:

pg-1 → меон → амер → pg-2

В результате смены одних pg-переходов другими осуществляются преобразования дискретной базы исходного состояния и происходит наслаивание вновь формирующихся дискретов и генерологических структур на прежние, идет разрастание и ветвление нового генерологического каркаса и соответствующие изменения парсической ауры тотальности. Эта модель сходна с ростом растения и других организмов, разрастанием поселений и городов, модернизацией производств и социальными трансформациями. 

Важно отметить в этой картине то, что, поскольку в тотальности нет резких разграничительных линий, в ней непрерывно сосуществуют: 1. устойчивые субстратные pg-компоненты и их генерологические и парсические отношения разного уровня; 2. иерархические отношения самих уровней в виде определенной архитектоники (морфологии) тотальности, включающей в себя генерологический каркас и его парсическую ауру (все это образует субстрат тотальности); 3. осуществляющиеся в разных местах переходные процессы и связанные с ними разноуровневые меонические и  амерические образования. Имеет место смешанное состояние, присущее жизни тотальности и находящееся в постоянном движении порождения-плюрализации и исчезновения-субстанциализации. При этом меоническая неопределенность предстает как потоки, пересечения которых могут порождать амерические образования, которые способны формировать новые дискреты и генерологические отношения.

 

Трансформационная модель бытия

Из сказанного следует, что в тоталогенезе решающую роль играют три детерминанта: субстрат (дискреты и их генерологические и парсические отношения, задающие характер тотальности), энергия (связанная с причинными действиями дискретов генерологического каркаса как монад) и информация (влияния парсических кодов порядков внешней среды). Иначе говоря, жизнь тотальности как в статике, так и в метаморфозах определяется комплексом трех определяющих ход событий параметров: энергия, информация – комплексом СЭИ. Вся жизнь тотальностей и их трансформаций завязана на динамике СЭИ. Неразрывность СЭИ не исчезает, а лишь преобразуется и разнообразится в сочетаниях и формах проявления. Исчезновение одного их предметного сочетания означает изменение ситуации и появление другого (других). Параметры СЭИ  присутствуют всегда в единстве, и потому выступают как универсальные параметры бытия, применимые к любым состояниям и метаморфозам. Это важный вывод. Но не окончательный, поскольку он порождает вопрос: а чем определяется процесс самих СЭИ-изменений и характер порождаемого нового СЭИ-сочетания? С этим вопросом мы возвращаемся к лейбницевской проблеме: почему в одних случаях совозможность (сизигийность) комплекса вещей имеет место, в других не имеет? Что на практике означает  сизигийность?   

В метафизике тотальности сизигийная проблема непосредственно связана с СЭИ. Доказано, что вид СЭИ-комплекса зависит от степени гармоничности сочетаний компонентов тотальности. Оптимальная сизигия есть максимальное взаимное соответствие субстрата, энергии и информации, что и обеспечивает pg-устойчивость тотальности. Отход от оптимальности ведет к неустойчивости и pg-распаду.  Исследования В.И. Акунова [Акунов, Чечик 2003], проведенные на обширном материале, показали, что оптимум сизигийности означает состояние минимума затрат субстрата, энергии и информации на переработку единицы осваиваемых ею внешних кондициональных потоков. Тайна движения к устойчивости состоит в том, что  изменения комплекса СЭИ всегда идут в направлении достижения сизигийного оптимума, этим оптимумом определяется вечная жизнь бытия во всех ее формах и переходных процессах и им же задается и характер порождаемых относительно устойчивых субстратов, как и их последующее разрушение. При этом следует учесть еще одно важное обстоятельство. Если говорить о бытийствовании всего бытия, то в нем отдельные онтические формы развиваются в соответствии с собственной сизигийной мерой только до тех пор, пока не вступают в противоречие с общебытийными сизигийными движениями. Возникающее противоречие разрешается через переморфологизацию и одновременное усоответствливание частных отдельных форм с общебытийными сизигийными оптимумами высших порядков. Постоянное наличие высших, в общем случае не остающихся неизменными по характеру, оптимумов позволяет условно говорить о них как об общих высших онтологических смыслах частных онтических явлений. Их неявное присутствие во всем, надо полагать, породило представления о мировой гармонии, о Боге, Дао, Логосе и других подобных универсальных понятиях. С другой стороны, если исходить из признания указанной постоянно меняющейся сизигийной системы отношений, это может привести к синтезу науки, религии и философии в едином в своей полноте новом мировоззрении.     

Чтобы на практике использовать понятие оптимальной сизигии, необходимо уметь ее измерять. Сегодня, благодаря работам  К. Шеннона и Е.А. Седова, а также исследованиям, посвященным золотому сечению, сизигийность может измеряться в конкретных pg-формах. Можно говорить о двух ее измерениях – горизонтальном и вертикальном    

Возможность измерения горизонтальной сизигийности связана с тем, что  генерологическая упорядоченность тотальности всегда подвержена хаотизирующему ее изнутри парсическому влиянию как ее собственной, так и привносимой извне парсикой. Поэтому мерой сизигийности S в метафизике тотальности  принято отношение меры генерологической организации Ng к мере хаоса, задаваемой парсическими влияниями Np:  S = Ng/Np. В зависимости от значения сизигии pg-форма обладает или устойчивостью, т.е. соответствует принципу минимизации В.И. Акунова (в таком случае сизигия имеет оптимальное значение Sopt), или является неустойчивой, становится неопределенной в pg-отношении, т.е переходит в америческое или меоническое состояние, или разрушается.  Из работ К. Шеннона и Е.А. Седова [Седов 1993] следует, что сизигия имеет оптимальный характер, если упорядоченность  системы на общей шкале от нулевого хаоса до хаоса 100% составляет 80%, а хаос – 20%. В таком случае Sopt = 80/20 = 4. Следует отметить, что особое значение отношения 80/20 эмпирически фиксировалось давно и в разных сферах («закон Парето», «принцип наименьшего усилия» Дж.К. Зипфа). Но его фундаментальная мировоззренческая роль не рассматривалась.

Вертикальная сизигийность. В случае сложных иерархизированных морфологий, когда измерение порядка и хаоса частей представляет затруднения, используется интегральный параметр оптимальности  иерархий генерологического каркаса, формирующихся в ходе тоталогенеза – параметр золотого сечения, который также связан с принципом минимизации В.И. Акунова. Оптимальным является такой характер иерархических отношений генерологического каркаса тотальности, в котором общая мера «расстояния» между первым и третьим уровнем каркаса так относится к большему из расстояний между первым и вторым и вторым и третьим уровнями, как большее относится к меньшему. Этот оптимальный показатель имеет универсальное численное иррациональное значение  1,618…, известное как золотое сечение.  Есть веские основания полагать, что и в этом случае речь идет о принципе минимума расходования энергии тотальности на переработку поступающих извне условий ее жизни [Стахов… 2007, 198]. Более того, в этом случае обнаружилось еще одно важное обстоятельство. А.П.Стахов установил, что на самом деле существует множество золотых пропорций в том смысле, что  отклонения от главного сечения 1,618…, если оно не выполняется, идут не непрерывно, а дискретно, т.е. имеют место свои относительно устойчивые состояния и в ситуациях отхода от «главного» золотого значения. Это вносит существенно новый момент в понимание механизма перестройки тотальности в ходе нарушения в ней pg-соответствий и осуществления связанных с этим последующих pg-переходов, т.е. указывает на  возможность дальнейшего анализа этапов меонизации,  америзации и генерологизации.  Физику сказанное позволяет взглянуть  на свои объекты с точки зрения лучшего понимания природы разного рода запретов и законов,  симметрий, пространственных многомерностей и иерархий, а также областей их изменений в критических случаях.

Завершая общий анализ, можно утверждать, что бытие проявляется в своих онтических формах таким образом, что они всегда находятся между собой в сизигийных отношениях, образующих  онтологии бытия. Отношения онтологий между собой могут быть выражены численно в виде золотого сечения, а сериальные отношения  в пределах отдельных онтологических уровней имеют  оптимальное значение pg-сизигийности, равное четырем. Если говорить о бытии как процессе, то данный процесс осуществляется таким образом, что  сизигийные соответствия определяются влиянием внешних информационных потоков, игрой  причинной и кондициональной энергий, представляющей это соответствие в целостном субстратном образовании с парсически-генерологическим отношением S = 4, и в вертикальном строении оно соответствует  правилу золотого сечения.   Такое бытийствование способно порождать неисчислимое количество   морфологических картин и разных миров. В природе вычленение устойчивых состояний обеспечивается естественной игрой энергии, информации и субстратности; в органическом мире животных и растений – в форме естественного дарвиновского отбора; в обществе – в ходе отбора человеком наиболее эффективных форм и средств своей жизнедеятельности через социальные процессы реформирования и революционные метаморфозы.

 

Об оптимальном отношении частей Вселенной

Будем исходить из того, что космологическая Вселенная подчиняется принципам метафизики тотальности, в том числе принципу сизигийности. Покажем, что в этом случае возникает необходимость внести коррекции в современную модель Вселенной.

Из сказанного ранее следует, что модель бытия как тотальности включает в себя следующие «составные части»:

парсические поля и влияния разных уровней бытия, несущие информацию о строении бытия и играющие организующую роль по отношению к остальному содержанию бытия;

pg-определенные  отношения монад и парсов, образующие в своей совместимости генерологический субстрат бытия;

– меонические состояния pg-неопределенности, в которых преобладает несовместимость (несизигийность) компонентов бывших pg-целостностей и потому имеет место взаимное «отталкивание» и «разбегание» их фрагментов в результате освобождения энергии этих целостностей;

– амерические образования pg-определенности, формирующиеся в ходе парсических организующих информационных влияний среды на меонические состояния, но еще существенно зависящие от устойчивости этих влияний. В этом случае возникает совместимость, гармонизация (взаимоопределяемость, «сближение», «притягивание») между новыми фрагментами, а также между ними и средой. Из множества амеров выживают и становятся полноценными генерологиями и вещами те, которым удается за счет процессов самодетерминации обрести собственный механизм устойчивости и относительную независимость от парсических условий. Это позволяет им приобрести относительную внешнюю свободу и превратиться в полноценную субстратную  pg-определенность в среде.     

Если сопоставить данную модель с космологической картиной, которую дает современная физическая наука, мы получаем некоторое расхождение. Согласно данным сотрудников Физического института им. П.Н. Лебедева РАН [Рябов… 2008] обычной материи (обычному веществу) соответствует около 4% энергии Вселенной (примем ради простоты это значение равное 4%). Остальные 96% – нечто энергетически неизвестное, получившее название  «темной материи» и «темной энергии». Темная материя не излучает свет, не наблюдается в телескопы и может быть обнаружена только по ее гравитационному влиянию на поведение наблюдаемых астрофизических систем. Она составляет около 26% общей плотности энергии. Темная энергия – нечто не собирающееся в сгустки, она равномерно «разлита» во Вселенной, обладает свойством отрицательного давления (антигравитации) и связана с ускоренным расширением Вселенной, что, однако, не изменяет ее плотности. Ее вклад в общую энергию Вселенной, как считается, составляет приблизительно 70%.

Сопоставляя структуру модели бытия с этими данными, можно допустить, что обычная материя в этом случае является совокупностью монад и их генерологических отношений, а также связанной с ними парсики (4%). Темная материя может быть сопоставлена с парсическими гравитационными влияниями, несущими информацию и потому играющими в основном «организующую роль» по отношению к обычной материи (26%). «Темная энергия» (70%), учитывая ее антигравитационную, нарушающую устойивость обычной материи роль, может быть связана с  состоянием pg-неопределенности, которую, вообще говоря, следовало бы отнести к парсике с обратным знаком, если бы не одно затруднение. Чтобы с ним разобраться, учтем на основе ранее сказанного, что вся рассмотренная космологическая картина, как и любая реально существующая тотальность, должна подчиняться требованиям оптимальной сизигийности   Sopt = Ng/Np = 4.   В таком случае, поскольку в данной ситуации Ng = 4, а Np состоит из двух частей – показателя темной материи (26) и показателя темной энергии (с обратным вкладом в гравитацию)  (–70), получаем математическое выражение: Sopt = 4/(26 – 70) = 4, из которого следует логически несуразный результат: (26 – 70) = 1.     

Чтобы выйти из этого затруднения, учтем, что темная энергия, если ее рассматривать  как  pg-неопределенность, играющую по отношению к «обычной материи» парсическую роль (Np), можно разделись на меоническую (обозначим ее как Nm) и америческую  (Na) составляющие. Тогда Np = Nm + Na = 70. Причем, поскольку меоническое слагаемое Nm связано с «разбеганием» фрагментов бывших pg-целостностей, их взаимным «отталкиванием» в результате освобождения их энергии, т.е. фиксирует несовместимость компонентов и выполняет противоположную функцию по отношению к «темной материи», его следует отнести к знаменателю Np .      

Другую роль играет америческое слагаемое Na. Оно фиксирует pg-неопределенности, но эти образования, в отличие от меонических, вполне могут играть уже объединяющую роль, поскольку амеры формируются в ходе парсических организующих информационных гравитационных влияний темной материи на меонические состояния. Конечно, они существенно зависят от малейших изменений потоков этих влияний, которые ведут амеры к распаду; возможно многие из них пребывают на грани «рождения-нерождения» обычной материи и во вселенной имеет место самостоятельная область «мерцающих» (возникающих и исчезающих) амеров, увлекаемых меонической стихией в своем рождении и распадающихся в ней же.  Но все же всегда есть и определенный процент относительно устойчивых амеров, возникающих в многочисленных узлах стабильных пересечений меонических потоков, и  эти относительно устойчивые узлы способны порождать в меоническом море устойчивые сочетания, способные развиваться в генерологические субстратные структуры обычной материи. Они могут рассматриваться как зародыши совместимости, гармонизации («сближения», «притягивания») амерических фрагментов, возникающих из пересечений меонических потоков, а также между ними и средой темной материи. В таком случае амеры уже напоминают pg-определенности, преодолевающие меоническую антигравитацию, и их численный показатель должен записываться в числитель сизигийного отношения Sopt = Ng/Np = 4.

С учетом сказанного получаем: Sopt = (Ng + Nа)/(Np + Nm) = 4. Учитывая численные параметры, и что из Nm + Na =70 следует Nm = 70 – Na, получим: 

Sopt = (Ng + Nа) / (Np – 70 – Na) = (4 + Nа) / (26 – 70 – Na) = 4.

Отсюда Na=60. Разумеется, все указанные пропорции могут корректироваться в зависимости от эмпирических уточнений значений базовых параметров.  В данном случае нас интересует сам принцип анализа строения Вселенной и полученный на его основе качественный результат.

 Учитывая данную оговорку, общая энергетическая структура Вселенной   обретает вид:

Обычная материя Ng = 4%;

Темная материя Np = 26%;

Америческая темная энергия Nа = 60%

Меоническая темная энергия Nm = 10%;

Из этой структуры Вселенной следуют некоторые важные выводы. Во-первых, меоническая темная энергия, связанная с антигравитацией, не так значительна по величине по отношению к обычной материи и темной материи (10/30 = 0,3), как в существующей модели строения Вселенной (70/30 = 2/3) и вполне  может пополняться в процессе расширения Вселенной. В старой модели ситуация не так проста. Во-вторых,  ясным становится сам механизм «неисчерпаемости» энергии, идущей на расширение. Энергия, восполняющая израсходованную на расширение, существует за счет значительных запасов амерической темной энергии (60%) и ее меонизации из-за расширения Вселенной, в ходе расширения и в соответствии  с ним. Расширение нарушает устойчивость существующих в области расширения амерических узлов и ведет к их распаду, но на их месте возникают новые узлы, связывающие ту же энергию по-новому, в соответствии с новой ситуацией. Таким образом, в ходе расширения и прочих космических процессов энергия не возникает из ничего, она лишь качественно переоформляется на базе изменений и переопределений вида амерического состава.

Ценность данного результата состоит также в том, что  каждому из этих компонентов можно дать конкретную интерпретацию с позиций метафизики тотальности, что поможет выяснению также и физического смысла этих компонентов. Если обычная материя представляет собой генерологический мир космической тотальности, темная материя – ее парсику, то америческая темная энергия является той частью парсически-генерологической неопределенности, которую можно назвать предбытием, ещё-не-бытием форм обычной материи, чем-то близким тому, что в физике называют нулевыми колебаниями физического вакуума. Это позволяет высказывать дополнительные соображения о самом вакууме.

В отличие от этого меоническая темная энергия выступает как та часть парсически-генерологической неопределенности, в которую «уходит» обычная материя и которую можно назвать уже-не-бытием, состоянием, предшествующим америческому предбытию. Меоническое состояние (10% общей энергии) – постоянный резервуар потенций, содержимое которого не уменьшается при поддержании им амерической темной энергии (60%) и монадно-генерологических  образований обычной материи (4%), поскольку он постоянно пополняется за счет быстрого распада части амерических форм темной энергии и части обычной материи. Поэтому максимальная плотность меонического энергетического состояния не меняется и при расширении Вселенной. При этом, меоническая сплошность находится в состоянии непрерывной и хаотичной текучести из-за абсолютного отсутствия в ней внутренней сизигийности.

В связи с меонической сплошностью, в которой нет ни генерологии, ни парсики и все «плотно», возникает вопрос, за счет чего и как в этом сплошном недифференцированном  состоянии могут возникать обладающие локальной структурой амерические формы протоорганизации? В связи с этим уместно вспомнить о гипотезе Р. Декарта, который, рассматривая проблему движения в сплошной среде, где некому и некуда двигаться, пришел к выводу, что единственным способом движения в ней является круговое, вихреобразное перемещение. Подробно рассмотрев эту возможность, он  допустил формирование разнообразных круговых движений вокруг разных центров, что, как он считал, и породило частицы «всевозможных размеров и фигур, склонных либо к покою, либо к движению, и притом всевозможными способами и в любом направлении» [Декарт 1950, 206]. Он отмечал также, что благодаря сходству этого механизма «…между частицами, находящимися в близком соседстве, и частицами, весьма отдаленными друг от друга, не сохранилось никакой заметной разницы, кроме той, что они могут двигаться несколько быстрей  по сравнению с другими или быть несколько больше или меньше их. Эти различия не мешают, однако, тому, чтобы мы приписывали всем им одну и ту же форму» [Там же, 207]. Данная модель, с учетом изменения знаний за прошедшие 350 лет, имеет право на существование хотя бы уже потому, что позволяет понять  происхождение такой казалось бы странной характеристики элементарных частиц, как спин, хотя Декарт прилагал свою модель не только к малым частицам и свету, а и к макротелам –  Солнцу, звездам [Там же, 209].  И в этом он был последовательным, поскольку вращаются и планеты, звезды, их системы.  Периодические процессы присутствуют в любой устойчивой тотальности.

Полученный результат важен тем, что может рассматриваться как конкретное проявление общей структуры любой тотальности и распространяться на любые ситуации единства многообразия. Это означает выявление универсального числового строения любой тотальности вообще, с учетом, однако, того, что в каждой отдельной  ситуации необходим учет парсических влияний окружающей среды, которые могут вносить существенные изменения в знаменатель общей формулы сизигийности и давать разное значение структурных компонентов для разных случаев. Это создает возможность теоретического анализа всего возможного разнообразия тотальных миров, начиная со строения химических элементов, порожденных ими структур, веществ и  вещей, обилия форм проявлений растительного и животного мира, а также сложной жизни социума, и кончая формой, в которой существует наша Вселенная. Можно применить полученный результат для определения степени сизигийности того или иного общества. Можно отслеживать процессы глобализации с точки зрения нахождения глобального социума в той или иной точке социогенеза и выбирать наиболее эффективные пути достижения и поддержания оптимальной сизигийности – того самого «устойчивого развития» социума, о котором в мире идет речь с 1992 г.

И последнее. В метафизике тотальности характер форм связан с видом не только генерологий, а и вызываемых их наслоением генерологических каркасов, которые выстраиваются по своим сизигийным правилам. Последние связаны с правилом золотого сечения. Именно ими задается общая форма тотальности как целого.

        Если говорить о Вселенной, то в этом случае также имеет место своя форма. Она исследовалась на основе эмпирических данных изучения реликтового излучения. Соответствующая статья обнародована немецкими учеными в 2004 г. под названием  «Гиперболическая Вселенная с конической (рогоподобной) топологией и анизотропия реликта». В ней отмечается, что Вселенная напоминает по форме что-то похожее на рог. В статье А. Стахова и Б. Розина обосновывается, что эта форма Вселенной (они назвали ее «Золотым шофаром») связана с золотым сечением: «Золотое сечение и связанные с ним числа Фибоначчи отображают гармонию Вселенной как единение частей в целом» [Стахов… 2007, 182]. Это обстоятельство, согласуясь с тоталологической моделью, указывает на геометрически конечный характер нашей Вселенной и порождает качественно новую проблему – о природе контекста,  в котором она пребывает как в своей парсике, и о связанных с ней возможных других вселенных и их форме, а также о формах жизни в них.

 

Литература

Акунов, Чечик 2003 – Акунов В.И., Чечик А.Л. Математическое моделирование больших систем преобразований потоков вещества, энергии, информации // Эволюция открытых систем. Киев, 2003.

Гейзенберг 1987 – Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987.

Декарт 1950 – Декарт Р. Трактат о свете // Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950.

Кизима 2005 Кизима В.В. Тоталология (философия обновления). Киев, 2005.

Кизима 2009 Кизима В.В. Начала метафизики тотальности // Постнеклассика: философия, наука, культура. СПб.,  2009.

Кизима 2011 Кизима В.В. Метафизика тотальности: преодоление тупика в понимании сложности //Синергетическая парадигма. Синергетика инновационной сложности.  М., 2011.

Кизима 2012 Кизима В.В. Бытие как тотальность. Современная философская картина мира и ее приложения // TotallogyXXI. Постнекласичні дослідження.  2012.  №7.

Лейбниц 1983 – Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разумении автора системы предустановленной гармонии //Лейбниц Г.В. Сочинения: в 4-х т. М., 1983. Т.2.

 Магафуров 2010 – Магафуров И. Скрытая структура хаоса. М., 2010.                                            

 Прокл 1993 Прокл. Первоосновы теологии. М., 1993.

Рябов…2008 – Рябов В.А., Царев В.А., Цховребов А.М. Поиски частиц темной материи // УФН. 2008. Т. 178. № 11.

Седов… 1993 – Седов Е.А. Информационно-энтропийные свойства социальных

систем // Общественные науки и современность. 1993. № 5.

Стахов…2007 – Стахов А., Слученкова А., Щербаков И. Код да Винчи и ряды Фибоначчи.  СПб., 2007.

Эйнштейн 1965 – Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965. 

 

 
« Пред.   След. »