Россия 2045: котлован для аватара
Автор Тищенко П.Д.   
28.08.2014 г.

 

(Размышления в связи с книгой «Глобальное будущее 2045. Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция»)

            Б.Г. Юдин начал одно из своих публичных выступлений примечательным суждением: «Призрак бродит по Европе. Призрак... трансгуманизма». Появление этого призрака – вполне закономерный результат конвергирования двух мощных тенденций новоевропейской культуры. Машины как доминирующие средства производства очеловечиваются и становится все более антропоморфными. В свою очередь, человек все более машинизируется в своем человеческом существе, становясь гибридом с машиной не только в своей телесной организации (результат тенденции замещения естественных органов и тканей сконструированными искусственными «протезами»), но и социально-психологической. Он все больше и больше в сложных перипетиях современной жизни замещается своим “следом” – некоторой объективно представленной политической, экономической, социально-психологической, демографической или иной функциональной единицей («человеком одномерным», «человеком экономическим» и т.д.).

 

 

Конвергенция этих двух тенденций уже привела к появлению в человеческом мире гибридов-роботов, которые воспринимаются не просто как предметы-изделия человека, но и как субъекты морали и права[1]. Они способны заменить человека не только в материальном производстве, но и в сексе, детских и взрослых развлечениях, образовании, межличностных коммуникациях. Важно, что такое замещение желанно для современного человека, который формируется приметно и неприметно для себя и других системами современного образования по образу и подобию машины. Поэтому в роботах он встречает исполнение своих (машинизированных) желаний, воспринимает их (роботов) не просто как подручные вещи, но как идеальные субъекты, лишенные непредсказуемых и неконтролируемых качеств живых несовершенных эмпирических людей. Трансгуманизм устремляет две тенденции конвергентного развития человека и машины к пределу – некоторой воображаемой точке, в которой между ними возникнет неразличимость. Человек получит бессмертное тело машины, а машина его разумную (уже радикально машинизированную) душу...

Стратегическое общественное движение «Россия 2045» (далее – «Р-2045») является отечественным вариантом трансгуманистического проекта. Отечественные трансгуманисты предлагают перейти от мечты к реальности, и в короткие сроки (к 2045 г.) достичь «кибернетического бессмертия», основав свое общественное движение и политическую партию «Эволюция 2045: партия интеллектуального, технологического и духовного прорыва» (далее «Э-2045»). Партия предлагает уставшему и вялому населению, погрязшему в бездуховном потребительстве, общее дело – грандиозный проект платоновского котлована для создания аватара - бессмертного человеческого тела (эквивалент платоновского «общего дома»), в которое переселится идеальное, очищенное от эгоизма сознательное сознание борцов за дело трансгуманизма.

Большевики сто лет назад хотели подчинить развитие истории рациональному управлению по плану, намеченному утопическими идеями Карла Маркса. По сути, они были первыми трансгуманистами-практиками, поскольку пытались создать нового человека методом коммунистического перевоспитания в исправительно-трудовых лагерях ГУЛАГа. Евгенические идеи по выведению «большевистской породы» людей, предлагавшиеся Сталину Г. Меллером (будущим лауреатом Нобелевской премии) от имени советских генетиков, сознательных строителей коммунизма, были отвергнуты как «буржуазные». Генетики отправлены на перековку в лагеря. Г. Меллер, к счастью для мировой науки, успел уехать в Америку и продолжить научные исследования. Сегодняшние революционеры-трансгуманисты хотят подчинить рациональному контролю эволюцию человека. Некоторое представление об этих революционных планах дает книга «Глобальное будущее 2045...», приуроченная к началу формирования партии «Э-2045».

Политический контекст борьбы за кибернетическое бессмертие. Смерть лишь в критических и эксклюзивных ситуациях желанна человеку. Поэтому естественный интерес вызывают сообщения о новых технологиях, обещающих значительно продлить жизнь, защитить человека от смертельной опасности различных болезнетворных агентов. В таком контексте может показаться странной настороженность, с которой общество встречает проекты «Р-2045», обещающие уже в ближайшем будущем реально подарить человеку возможность кибернетического бессмертия. Действительно, пишет в одной из своих опубликованных в Интернете статей Д.И. Дубровский: «Почему же она (идея кибернетического бессмертия. - П.Т.), несмотря на поддержку крупных ученых (таких, как В. Турчин, К. Джослин, Р. Курцвейл, А. Болонкин, В. Бэйнбридж и др.), вызывает у многих отрицание или, в лучшем случае, скептическое отношение?»[2] На поставленный вопрос сам он отвечает так: «Масштаб этого суперпроекта, действительно граничащий с фантастикой, «неподъемный» для «среднего» научного сознания, приземленного и опасливого, слишком зависимого от мнения научного начальства»[3].

Мне кажется, что есть и другие, более серьезные основания для скептического отношения, как концептуальные, так и этические. Мое скептическое, точнее, негативное отношение к проекту, основано на том, что именно “приземленность” понимания природы человека разработчиков проекта являются условием того, что он мнится им “подъемным”.

Манифест движения декларирует: «Нас не устраивают сегодняшние достижения научно-технического прогресса. Наука, работающая на удовлетворение потребительских нужд общества, не сможет обеспечить технологический прорыв. Мы считаем, что мир нуждается в иной идеологической парадигме. В ее рамках необходимо сформулировать сверхзадачу, способную указать новый вектор развития для всего человечества и обеспечить проведение научно-технической революции»[4].Это суждение явно противоречит тому, что мы пока имеем в реальности. Именно наука, работающая в потребительском обществе современных постиндустриальных государств, в определенной степени ориентированная на удовлетворение потребительских нужд, создает современные прорывные технологии. У советских, китайских, северокорейских и иных антипотребительских сообществ с прорывными технологиями было и остается туго. Даже «прорывные» советские ядерные проекты, реализовавшиеся в «шарашках», оказались наполовину крадеными. А уж какой прорыв большевистские «эффективные менеджеры» и «модернизаторы» устроили в биологии (не только генетике), физиологии, гуманитарных науках и кибернетике – лучше и не вспоминать... Можно сравнить уровень прорывных технологий в потребительской Южной Корее и переполненной «духовностью» Северной, Восточной Германии и Западной... В любом случае, нужны аргументы, которых пока нет.

Поэтому предположу, что в основе надежд на технологический прорыв лежит идеологическая иллюзия: капитализм (общество потребления) закрепощает творческие силы человека. Уничтожим капитализм – раскрепощенное творчество масс решит все проблемы на пути к строительству коммунизма. Освободим науку от оков рыночной экономики, потребительских интересов, добровольно-принудительно заставим всех работать на «сверхзадачу», сконцетрируем ресурсы в одних руках и... сразу наступит прорыв. Прямой повтор иллюзий столетней давности...

Однако, возможно, что все мои сомнения относительно политической добропорядочности «Р-2045» совершенно неуместны. И претензии к потребительской цивилизации, и утверждение новой мессианской задачи для России, и грандиозные планы до 2045 г., возможно, имеют иную цель. Проект «Р-2045» можно понять как театральное представление, основанное на художественной условности. Возможно, тот, кто говорит о технологическом прорыве и достижении бессмертия путем создания искусственного человеческого тела, имеет в виду задачи более прозаичные и конкретные. Например, фондрайзинг для конкретных разработок в области протезирования или лечения заболеваний. В такой театральности нет ничего необычного. Если мы посмотрим на историю науки, то обещание «вот-вот» решить проблему человеческих болезней и обеспечить бессмертие звучит практически постоянно, начиная со времен Декарта, раз за разом наполняясь оптимизмом достигнутых, но еще более – ожидаемых достижений науки. Совсем недавно такого рода надежды связывались с проектом «геном человека». Средства были собраны, проект завершен, обещанное счастье избавления от всех и всяческих напастей не случилось. Но по ходу достигнуто много реальных, а потому далеких от мистики результатов. Уверен, еще значительно больше будет скоро достигнуто. Но нужны новые инвестиции. Поэтому западным деятелям науки приходится поднимать новую волну общественного интереса, «пропиаривая», к примеру, такие темы, как «инновационное развитие» и «нанотехнологии».

В центре имажинативного конструирования счастливого будущего сейчас конечно же НБИКС – идея конвергенции нано-, био-, информо-, когнито-, социальных технологий. Идея, безусловно, интересная и как имажинативная модель научного фондрайзинга перспективная. На уровне реальных достижений она, конечно же, пока юна – ей расти и расти. Спрашивать с нее результатов рано. Но перспективы самые радужные. Каждое из направлений, обозначенных аббревиатурой, расширяет положительные эффекты других, и все вместе, конвергируя, обещают много и, разумеется, только хорошее. Логика для «потребителя» научных достижений понятная. Ну а если конвергировать будут не только потенциальные блага, но и риски? Думаю, что в пафос, с которым произносится лейбл НБИКС сторонниками «Р-2045», следует включить нормальное переживание возможной опасности и осторожности...

За общими декларациями компьютерного светлого будущего в проекте партии мы находим центральное политическое положение:

«2.8. Задачи партии в области идеологии и воспитания неочеловека[5]

1. Принять эволюционный трансгуманизм в качестве государственной идеологии Российской Федерации.

2. Законодательно закрепить функции государства по продвижению и защите идеологии эволюционного трансгуманизма.

3. Во всех областях общественной жизни создать систему мягкого государственного контроля, нацеленную на:

     создание условий для воспитания человека духовного, гуманного, устремленного в будущее, творческого, верящего в свой божественный потенциал;

     поощрение творческих видов труда и изобретательства;

     пробуждение лучших качеств в человеке;

     обучение искусству ставить и достигать цели.

4. Культивировать целеустремленность, бороться с расхлябанностью и упадническими настроениями.

5. Разрабатывать и внедрять воспитательные программы, направленные на продвижение идеологии эволюционного трансгуманизма.

6. Исключить насильственное воздействие на психику человека: государственная идеология осуществляется только через самопознание и саморазвитие гражданина в формах культуры, науки и духа».

Д.И. Дубровский пишет: «Как противостоять надвигающейся антропологической катастрофе? Нужен мощный социальный субъект, обладающий решимостью и волей, способный сконцентрировать интеллектуальные, финансовые, организационные, медийные ресурсы и перейти от слов к делу» (с. 239. Здесь и далее в скобках указаны страницы книги «Глобальное будущее 2045…»). И Д.И. Дубровский полагается на общественное движение «Р-2045» «во главе с Дмитрием Ицковым», которое заглянуло в будущее, блестяще проведя международный конгресс «Глобальное будущее 2045» (с. 240). Видимо, сознавая свою научную и философскую неубедительность, оптимисты из «Р-2045» считают, что государство будет обязано защищать трансгуманистические идеи как государственную идеологию от критики и внедрять их (ненасильственно) в сознание людей... Это вернейший путь деградации любой идеи...

Вообще-то напомню, «открытое общество» (К. Поппер) является условием развития науки, а организованный скептицизм (Р. Мертон) - тем механизмом, который выбраковывает из науки сомнительные гипотезы (типа нацистской евгеники и советской лысенковщины), которые процветали в атмосфере «духовности» в Германии и Советском Союзе. Процветали именно потому, что государство активно «защищало» и «продвигало» эти бредовые идеи. Трансгуманизм как государственная непререкаемая идеология не имеет отношения к науке и будет тупиковой ветвью исторического развития. В нее, как «божественный потенциал», следует, по заверением людей, которые называют себя без лишней скромности «мудрыми» и «добрыми», «верить».

Я думаю, что настаивание на том, чтобы верить в науку, звучащее в статьях Д.И. Дубровского, связано с тем, что у трансгуманистов нет реальных научных аргументов возможности реализации проектов компьютерного бессмертия. Повторюсь, только очень «приземленное», очень примитивное представление о человеке может служить основанием оптимизма технократических иллюзий. Нужно не знать, а верить! Приведу пример рассуждений физика В.Л. Дунина-Барковского, чьи исследования непосредственно финансируются «Р-2045». Он хочет использовать метод «обратной сборки», который применяется инженерами в военной промышленности – «воссоздание сложных технологических объектов на основе исследования образцов». Например, удалось захватить образец американского «Стингера», надо его разобрать, понять, как устроен, и собрать заново. Такой же подход предлагается применить к изучению мозга. Им реализуется проект «детального анализа механизмов функционирования мозга человека и искусственного воспроизведения этих механизмов». Метод работы основан на использовании «человеческой интеллектуальной силы» и «мозговой атаки». Собирается «команда из 21 человека физиков широкого профиля и хорошего профессионального уровня» (с. 151). Участие математиков не предполагается, так как это чисто «инженерная  проблема», и к тому же у математиков нет хорошей теории и неизвестно когда она будет (это при том, что «кибернетическое бессмертие» - математическая идея). «Предварительное знакомство с нейронауками, если не считать общеобразовательных сведений, не является обязательным» (там же). Вполне достаточно физики: «понимание механизмов мозга, по существу, представляет собой инженерную задачу высокой сложности... [в] основе любых инженерных разработок лежит физика соответствующих процессов, так что есть надежда на то, что физики окажутся максимально полезными при решении конкретных проблем, с которыми придется сталкиваться на пути расшифровки деталей нейронных процессов» (там же). Автор даже не подозревает, что инженерная деятельность – это не совсем физика. Еще более странно слышать от ученого, что для изучения механизмов мозга не надо знать нейронауки. Трудно понять, с какими проблемами расшифровки «нейронных процессов» можно «столкнуться» в результате «мозгового штурма» группой необразованных в данной области лиц? Мне кажется, что оптимизм физиков, провозгласивших цель «окончательного решения поставленной задачи в сжатые сроки», связан, главным образом, с чрезвычайно упрощенным представлением о деятельности мозга. Отмечу, что если о нейронауке и математике с их претензиями на понимание механизмов работы мозга физики слышали (но не считают нужным обращать на них внимания), то сведений о знакомстве с проблемой сознания или лингвистики (по ходу предлагается интерпретация языка) у них нет. Убежден, что именно такая «глубина» постижения загадочной реальности сознания и мозга необходима для излучения техногенного оптимизма и «пробуждения лучших качеств человека»... «Р-2045» финансирует этот проект и тем самым позволяет оценить «глубину» собственной научной компетентности... Не очень «вглубь» уходит и сама идея кибернетического бессмертия.

Кибернетическое бессмертие для кибернетической системы. Идея кибернетического бессмертия основана на трюизме. Человек – это кибернетическая (информационная) система, биологические “носители” которой недолговечны, часто ломаются, да еще содержат зловредные гены “эгоизма”. Но есть принцип «изофункционализма систем»: «один и тот же комплекс функций может быть воспроизведен на разных по своим физическим свойствам субстратах» (с. 246). Правда, здесь огромнейшая проблема: как представить сознание, создающее системы, в качестве совокупности «функций»? Д.И. Дубровский прекрасно понимает, что дело сложное и пока «неподъемное», но вместо доказательств в ход идут надежды, выражения уверенности и призывы к магической силе НБИКС – вот-вот решения будут найдены. Нужно только верить в науку, отбросить скептицизм и решительно действовать!

Поэтому, чтобы спасти человечество сразу и от смерти, и от порочных эгоистических генов, необходимо заняться проектом пересадки сознания на долговечные кибернетически работающие носители. «Человечество неуклонно движется к гибели, - пишет Д.И. Дубровский, - оно знает это, но не может остановиться в своей самоубийственной деятельности» (с. 241). Почему не может? Потому, что человек остается «животным» и именно в «биологической программе заключено основное препятствие» на пути спасения человечества. Автор обозначает два пути спасения: «либо изменить биологическую природу человека путем реконструкций в его геноме и тем самым изменить цели и способы его жизнедеятельности, либо пойти по пути воплощения разума и социальной индивидуальности в небиологической самоорганизующейся системе, т.е. по пути трансгуманистических преобразований» (с. 243). Как полагает Д.И. Дубровский, оба пути возможны с точки зрения науки. «Но первый путь представляется сложным и рискованным, способным повлечь неконтролируемую цепную реакцию мутаций, возникновение таких новых живых существ, которые не оставят человеку места на земле» (там же). Второй путь «позволяет остаться на уровне сравнительно контролируемых результатов цифрового моделирования» (там же). Т.е. из киборгов («сравнительно контролируемых»), как полагает Д.И. Дубровский, можно с большей вероятностью, чем из живых людей, сделать альтруистов.

            Сторонники «Р-2045» постоянно говорят о надвигающейся экологической катастрофе, об угрозе жизни на Земле. Но именно они и представляют угрозу для жизни, и именно постольку, поскольку в жизни видят главного своего врага. Жизнь для человека - источник страданий и смерти. Спасем человека, но уничтожим жизнь. Она же будет всегда мешать! Не только нам, несовершенным людям на биологических носителях, но и аватарам будущего. Жизнь привыкла приспосабливаться к любой среде. Поэтому, если ее оставить – начнет паразитировать на цифровых носителях и, не дай бог, заразит эти аватары генами эгоизма. Ведь в НБИКС, на которые трансгуманисты так полагаются, есть и геномные технологии, в которых используются вирусы-векторы для переноски генов... А эти слабо контролируемые «векторы» перетаскивают не только нужное, но и что попало...

            Собственно говоря, способ рассуждений о проблеме эгоизма наглядно демонстрирует логику не просто авторских рассуждений Д.И. Дубровского, но и трансгуманистического подхода в целом к переводу человеческих качеств на язык машины. Когда трансгуманисты рассуждают об этике и о добрых людях, то они имеют в виду чисто тоталитаристскую добродетель беспрекословного подчинения социуму.

Альтруизм или эгоизм. Свои рассуждения об эгоизме и альтруизме в специально посвященной этим моральным категориям работе Д.И. Дубровский начинает с констатации сложности их противопоставления. Вполне оправданно отмечается, что «эгоизм противопоставляется альтруизму, хотя некоторым его проявлениям трудно приписать однозначно негативный характер, так как они могут быть совместимы с благом другого... Впрочем, и альтруистические намерения и действия не всегда благотворны»[6].  Здесь бы вспомнить Аристотеля и порассуждать о «середине» как добродетели, которая никогда не задана конкретному поступку, а загадана, требует практической мудрости, «фронезиса»... Однако автор, отдав должное сложности проблемы, далее редуцирует ситуацию к упрощенному различию: «... я оставлю в стороне эти диалектические нюансы и буду рассматривать альтруизм и эгоизм как морально противоположные качества» (там же). Т.е. альтруизм – добро, а эгоизм – зло. Хотя нам уже сообщили, что альтруизм иногда оборачивается злом, а эгоизм не препятствует благу. Тем самым в рассуждения с самого начала встраивается ошибка, которая совершенно обесценивает все остальные авторские суждения.

Отмечу, что когда в 60-е гг. прошлого века В.П. Эфроимсон писал о связи генетики и этики, то он осторожно говорил о гипотетических генах альтруизма. За прошедшие с тех пор полвека стремительного прогресса молекулярно-биологических исследований ситуация не изменилась. Генетики на поставленный вопрос сказать больше почтенного автора не смогут. Поэтому Д.И. Дубровский, трезво оценивая сложность жизни и бесполезность попыток подогнать ее под использованные им теоретические упрощения, подходящие для его модели человека и общества, призывает воспроизвести сознание как функцию живого мозга в системной динамике неживых (и только поэтому – не умирающих!) кибернетически работающих носителей. Допустим, если кибернетики воспроизведут на своих вечных носителях такую «функцию», как альтруизм, то Д.И. Дубровский, как автор редукционистского дискурса, будет удовлетворен, но он как автор дискурса, диалектически удерживающего сложность и условность различений, должен будет опечалиться. Он же знает, что не все так просто. Что пересаженная вечно существующему аватару человека функция «гена» альтруизма будет творить зло! Причем могущество этого зла будут расти пропорционально могуществу аватаров.

Чистый альтруист, у которого нет ничего своего – идеал тоталитарной системы. Аватар-альтруист – это исполнение мечты о «сознательном» гражданине, который всего себя отдает «забытому» у нас чувству «общего дела». Но, может, именно таков и будет кибернетический идеал человека, который в результате глобальной кибернетической эволюции сформирует в результате метасистемного перехода (В.Ф. Турчин) некое суперкибернетическое устройство, в которое индивиды войдут как клетки в многоклеточный организм? Недобитым эгоистам, которые не пожелают утратить излишние для рождающегося высшего по организации «целого» свои частные степени свободы, будет позволено (из уважения к правам человека и свободе выбора) сохранить индивидуальность и существовать рядом в качестве «планктона» (см. с. 267).

Однако надо отметить, что сам В.Ф. Турчин, не в последней степени в результате жестких обвинений в разработке кибернетического варианта тоталитаризма, высказывал более осторожные и взвешенные идеи. В совместной публикации с К. Джослином он формулирует фундаментальное противоречие в «конструктивной эволюции человеческого общества: между социальной интеграцией и личной свободой. Интеграция есть эволюционная необходимость; это очередной метасистемный переход. Если человечество поставит себе цели, несовместимые с интеграцией, результатом будет эволюционный тупик. Тогда мы не выживем. В эволюционирующей вселенной нет остановки: все, что не развивается, гибнет. С другой стороны, драгоценной сущностью человека является свобода. Творческая свобода личности – это двигатель эволюции в эпоху разума. Если она будет подавлена интеграцией, как в тоталитарных режимах, мы окажемся в эволюционном тупике» (с. 268). И, далее, почти по Аристотелю, он утверждает: «Как достичь органического синтеза интеграции и свободы – вот вызов, который природа бросает человеку» (с. 269). Я полагаю, что она такой же вызов бросает и в отношении различенных качеств альтруизма и эгоизма. Почти цитируя В.Ф. Турчина, можно сказать, что каждая из противоположностей, взятая в чистом виде, – это тупик морального самосознания. И именно в такой тупик нас заводит идеология «Р-2045».

            Стремление противопоставить альтруизм как благо эгоизму как злу ложно именно в самом различении. Эти полюса – две формы зла. И за причитаниями о кризисе потребительского общества, проглядывают явственные черты нового «кибернетического» тоталитаризма. Маячит популярная в трансгуманистических кругах идея власти сверхличного «Синглетона» (Singleton), по Нику Боструму, который управляет миропорядком из единого центра, уничтожая тех, кто ему сопротивляется. В.Ф. Турчин с его «диалектичностью» (я бы сказал, антитетичностью) мысли более адекватно выражает суть дела.

Не может быть никакой творческой свободы личности, если группа лиц, выражающих свое частное, недостаточно обоснованное понимание природы человека, получит абсолютно незаслуженное право навязывать свои сомнительные идеи другим. Здесь важно понять, что тоталитаризм лишает чувства общности и вызывает деградацию мышления во всех слоях общества. Отсутствие свободы выражения своих собственных мыслей, отсутствие жесткой критики со стороны других сужает кругозор любого «я» до «куриного» (В.Ф. Турчин) – и кругозор «я» вождей и кругозор «я» масс. Лишь ужас репрессий мешает видеть в делах вождей ограниченность их горизонта. «Куриный горизонт» - естественная судьба любой тоталитарной идеологии. Не минет она и государственный трансгуманизм.

В.Ф. Турчин жестко предупреждает: «Но захотят ли наши потомки физической интеграции? Чего они вообще захотят? И чего они захотят хотеть? Манипулирование желаниями людей уже сейчас стало явлением, с которым нельзя не считаться, а что же будет дальше, когда структура и функционирование мозга будут детально исследованы? Не попадет ли человечество в ловушку абсолютно стабильного и субъективно абсолютно счастливого общества, различные модели которого описывают фантасты, начиная с Замятина и Хаксли»[7].

Трансгуманизм ставит перед человеком сложнейшую проблему – можно или нельзя отождествить его с машиной, можно или нельзя представить его сознание как «функцию» кибернетической системы, можно или нельзя использовать метафору человека как кибернетической системы не регулятивно, а конституитивно, каковы границы (условия возможности и мыслимости) системной идеологии? Все это нормальные философские и научные проблемы, которые обсуждаются и, уверен, будут обсуждаться. Наука – великое изобретение человечества. Но ее нельзя превращать в веру по той простой причине, что такое использование науки ведет к ее уничтожению.

            В.Ф. Турчин заканчивает свою книгу «Феномен науки» мудрой фразой: «Мы построили прекрасное и величественное здание науки. Высоко в небо возносятся его ажурные языковые конструкции. Но бросьте взгляд в пространство между опорами, арками, перекрытиями: он уйдет в пустоту. Вглядитесь внимательнее, и там, вдали, в черной глубине, вы увидите чьи-то немигающие зеленые глаза. Это смотрит на вас ТАЙН» (там же). В зазорах между мириадами системных представлений науки зияет диастемальная пустота бытия – несхваченного знанием, непредставимого и некотролируемого...

            Наивно и/или безответственно поступают ученые и философы, которые хотят превратить свои сугубо частные философские идеи в насильственно насаждаемую идеологию.

П.Д. Тищенко



[1] Freitas R.A. Jr. The Legal Rights of Robots. Student Lawyer 13(January 1985):54-56  http://www.rfreitas.com/Astro/LegalRightsOfRobots.htm (дата обращения 12.01.2014); Gotfryd A. Do Robots have rights? http://www.chabad.org/search/keyword_cdo/kid/3288/jewish/Arnie-Gotfryd.htm (дата обращения 12.01.2014); Darling K. Extending Leagal Rights to Social Robots http://paperssrn.com/so13/papers.cfm?abstract (дата обращения 12.01.2014).

[2] Дубровский Д.И  Кибернетическое бессмертие. Фантастика или проблема. http: //2045.ru/articles/30785/html (дата обращения 20.02.2014).

[3] Там же

[4] http://2045.ru/transhumanism (обращение 16.2.14).

 

[5] http://2045.ru/articles/31427.html (обращение 16.2.14).

[6] Дубровский Д.И. Размышление об альтруизме, эгоизме, и «природе человека» // Философия и этика. Сборник научных трудов к 70-летию академика А.А. Гусейнова. М., 2009. C. 391.

[7] Турчин В.Ф. Феномен науки: кибернетический подход к эволюции. Изд 2-е. М., 2000. С. 368. http://www.refal.net/turchin/phenomenon/chapter14.htm#14.15 (обращение 20.02.2014).