Главная
"Вечная" проблема философии | Печать |
Автор Никифоров А.Л.   
23.12.2011 г.

Статья китайского философа Ань Циняня посвящена анализу известного определения материи В.И. Лениным, данного им в работе 1909 г. "Материализм и эмпириокритицизм": «материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его...» [Ленин 1968, 131]. Автор высказывает мнение о том, что как советские, так и китайские философы понимали это определение не совсем верно, истолковывая фразу «дана человеку в ощущениях его» просто как «ощущается». Объективная реальность, считает Ань Цинянь, не «ощущается», а «дается в ощущениях». Ощущения есть то, что находится между объективным миром и человеком. Ощущения принадлежат человеку, а реальность оказывается чем-то находящимся «за» ощущениями. Встает проблема: как доказать объективное существование внешнего мира, если непосредственно мы обладаем только ощущениями? Трудности в разрешении этой проблемы, говорит автор, явились источником агностицизма и идеализма. Те философы, которые ограничиваются рассуждениями об ощущениях и отказываются говорить о внешнем мире, примыкают к различным ветвям субъективного идеализма. Те же мыслители, которые склонны видеть «позади» ощущений некую абсолютную идею, дух, Бога, развивают один из вариантов объективного идеализма. Даже материалисты, отмечает автор, видели здесь серьезную проблему и пытались как-то решить ее. В частности, автор вслед за В.И. Лениным высказывает критическое замечание в адрес Г.В. Плеханова, который в одной из своих работ обронил фразу о том, что материалисты «верят» в существование объективной реальности. Мало «верить», говорит автор, нужно стремиться «доказать» реальность окружающих вещей.

Автор вносит собственный вклад в решение этой проблемы, хотя и приписывает это решение В.И. Ленину. Он полагает, что все дело здесь в истолковании слова «дана», использованном Лениным. Не «ощущается», а «дана в ощущениях», т.е. ощущения «показывают» на свой внешний источник. «Показания органов чувств» - это именно показания свидетеля о событиях и фактах. Как у Л. Витгенштейна в «Трактате» предложение показывает свою логическую форму, так и здесь ощущения показывают свой внешний источник. Отсюда следует, что в ощущениях представлена объективная реальность, что ощущения вовсе не отделяют человека от реальности, а напротив - реальность в них дана, само появление ощущений свидетельствует о том, что их что-то вызывает.

Конечно, современному российскому философу терминология Ань Циняня может показаться несколько устаревшей. Однако проблема, которую он обсуждает, отнюдь не устарела - это традиционная онтологическая проблема: реален ли окружающий меня мир или он лишь иллюзия? Что собой представляют окружающие нас вещи с их свойствами - комбинации ощущений, конструкции или независимо от нас существующие объекты? Если заглянуть в книгу австралийского философа Дж. Пассмора "Сто лет философии" [Пассмор 1998], то легко увидеть, что эта проблема обсуждалась на протяжении всего ХХ в. Она и сейчас вызывает ожесточенные споры и дискуссии, раскалывая философов на реалистов и антиреалистов, только сегодня при ее анализе используется несколько иная терминология. Устарела терминология В.И. Ленина, но не устарела сама онтологическая проблематика.

Любопытно, что в начале ХХ в. два английских философа почти одновременно выступили против идеализма. Одним из них был Дж. Мур, классическая статья которого так и называлась «Опровержение идеализма» (1903). Другим был Б. Рассел, который в не менее известной статье «Об обозначении» (1905) привлек внимание к анализу языковых выражений и показал, что многие выражения естественного языка, имеющие вид имен, на самом деле ничего не обозначают. В тот период он так же полагал, что объективно, вне нас существуют материальные предметы. Оба философа призывали доверять здравому смыслу, который не сомневается в существовании внешнего мира. Так что В.И. Ленин в начале ХХ в. был не одинок в своей защите материализма и в своей борьбе с идеализмом.

Изменение терминологии, с помощью которой рассматривались вопросы онтологии, было обусловлено, по-видимому, так называемым «лингвистическим поворотом» в философии. Этот «поворот» был рожден логико-семантическими исследованиями Ч. Пирса, Г. Фреге, Б. Рассела, «Трактатом» Л. Витгенштейна и деятельностью логических эмпиристов, а также исследованиями в области лингвистики и культурологии Ф. де Соссюра, Э. Сепира, Ч. Морриса и др. Язык стал основным предметом философского анализа и онтологические проблемы стали рассматриваться через призму языка. Философы, за редким исключением, перестали рассуждать о реальности «самой по себе», они стали говорить о том, к принятию какого рода сущностей обязывает нас используемый язык. Отчетливое выражение эта идея получила в известном критерии существования У. Куайна: существовать значит быть значением квантифицированной переменной, т.е. существуют те вещи, обозначения которых признаются подлинными именами.

В 1959 г. вышла книга П. Стросона «Индивиды», в которой британский философ строит «дескриптивную метафизику». Он полагает, что глубинная структура повседневного языка совпадает со структурой реальности, что в мире существуют конкретные вещи - партикулярии, - к которым относятся важнейшие термины нашего языка. Именно существование таких вещей придает устойчивость значениям наших слов, без такой устойчивости взаимопонимание между людьми было бы невозможно. Однако взаимопонимание возможно, следовательно, вещи существуют. Известный американский философ Х. Патнэм в своей книге «Разум, истина и история» (1981) предложил мысленный эксперимент, который вызвал широкое обсуждение. Предположим, что каждый из нас является мозгом, помещенным в сосуд с питательной жидкостью, а мощный компьютер подает сигналы на нервные окончания мозга, создавая в сознании тот образ окружающего мира, к которому мы привыкли. Спрашивается, способны ли мы установить, что мы не является такими «мозгами в сосуде» и наши впечатления о внешнем мире не являются простой иллюзией (см. [Патнэм 2002])? Патнэм, развивая свою концепцию «научного реализма», показывает, что предположение о том, что я являюсь таким «мозгом в сосуде», внутренне противоречиво. Следовательно, оно ложно и внешний мир существует.

Эти примеры показывают, что вопрос о природе окружающего нас мира, о возможности его познания - тот вопрос, который обсуждал В.И.Ленин, - отнюдь не утратил актуальности и в наши дни. Сейчас он обсуждается несколько иначе - как вопрос о значении терминов научного и обыденного языков или как вопрос о природе «квалиа» (чувственных качеств), - однако это все тот же «вечный» онтологический вопрос философии. Обращение к тому, как рассматривал этот вопрос В.И. Ленин, связывает начало и конец ХХ в. и, возможно, помогает дать философскую оценку современным теориям, построенным в аналитической философии и в логической семантике. Именно в этом состоит ценность статьи Ань Циняня для современного читателя.

Литература

Ленин 1968 - Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. М., 1968.

Пассмор 1998 - Пассмор Дж. Сто лет философии. М.: Прогресс-Традиция, 1998.

Патнэм 2002 - Патнэм Х. Разум, истина и история. М., 2002.

 
« Пред.   След. »