Главная arrow Все публикации на сайте arrow Рассеять тьму "мрачной ночи невежества". Реформы М.В. Ломоносова в области образования и воспитания
Рассеять тьму "мрачной ночи невежества". Реформы М.В. Ломоносова в области образования и воспитания | Печать |
Автор Северикова Н.М.   
14.12.2011 г.

 

Педагогические произведения М.В. Ломоносова, ранее считавшиеся утраченными, стали известны сравнительно недавно и вошли в дополнительные (9 и 10) тома полного собрания его сочинений (В 10 т. М.-Л., 1955-1959, 1983)[1]. М.В. Ломоносов предстает как автор оригинальных трудов, наставник молодых преподавателей и учащейся молодежи, организатор русского просвещения и науки. Его перу принадлежат "Элементы математической химии" (1741), "Волфианская экспериментальная физика" (1746), "Риторика" (1748) - первое печатное руководство по ораторскому искусству, "Введение в истинную физическую химию" (1752), "Российская грамматика" (1755, учебник выдержал 14 изданий), "Рассуждение о большой точности морского пути" (1759), "Первые основания металлургии и рудных дел" (1763), "Древняя российская история" (незаконченный труд) и многие другие.

Созданные Ломоносовым проекты "Регламента московских гимназий" (1755) и "Регламента академической гимназии" (1758), а также "Проект школьной системы", в 1760 г. представленный в Сенат, можно назвать выдающимися памятниками русской педагогики. В этих документах с наибольшей полнотой отражены прогрессивные мысли ученого-педагога о задачах, содержании, методах и формах организации учебно-воспитательной работы в начальной, средней и высшей школах.

Бытует мнение, что в России педагогика как наука начала формироваться только с середины XIX в. Попытаемся оспорить это суждение, высказав мысль, что именно с ломоносовских реформ начала складываться российская национальная научно поставленная педагогическая система, построенная на принципах гуманизма, патриотизма и демократии.



[1] Далее цитирование М.В. Ломоносова будет производиться по этому изданию. В круглых скобках указаны том и страницы.

Педагогические принципы Ломоносова в первую очередь нашли свое отражение в основанном в 1755 г. по рекомендации И.И. Шувалова - "по предначертанию Ломоносова" [Пушкин 1994-1998 XI, 247] - Московском университете. В литературу прочно вошло утверждение графа Шувалова, будто Московский университет по составу был чисто дворянским. Обратимся к архивам - протоколам университета и Академии наук, рапортам педагогов и другим материалам, вошедшим в последние два тома полного собрания сочинений М.В. Ломоносова. Эти документы (их около 400 и более половины опубликованы впервые) свидетельствуют о том, что Московский университет с первых же дней своего существования был демократическим учебным заведением. Знаменателен первый набор в университет: "восхотели учиться" дети солдат, садовников, матросов, живописцев, дьячков, купцов и "мелкоты служивой". О действительном положении дел узнаем из случайно сохранившегося рапорта М.М. Хераскова о том, что "за неимением обуви в классах не было" 15 учеников. Имущественное положение студентов было таково, что они "по своей бедности были не в состоянии купить" книги. В параграфе 22 Инструкции Шувалов приказывал: "Не дозволять ходить в классы в нагольных шубах и серых кафтанах, в лаптях и тому подобных подлых одеяниях" (5, 171-172; 9, 894-895). Из этих примеров, которые можно было бы продолжить, видно, что состав слушателей был далеко не аристократическим. Ломоносов настаивал на уничтожении сословных ограничений в приеме учащихся в учебные заведения всех типов, чтобы "ни единому человеку не запрещено в университетах учиться, кто бы он ни был" (10, 55; 9, 543). Крестьянский сын, знавший по личному опыту, как труден доступ в тесные "врата учености" (8, 850), фактически пытался изменить социальные основы образования так, чтобы они отвечали интересам народа. По его наблюдениям, "к наилучшему прохождению школьных наук приобщаются чаще всего мальчики из простонародья, более же знатные чуждаются этих занятий" (10, 126-127), ибо тогда, по остроумному замечанию Белинского, "еще не давали за знания чинов" [Белинский 1953-1959 VIII, 614]. В учебном заведении, говорил Ломоносов, "тот почтённее, кто больше научился, а чей он сын, в том  нет нужды" (10, 55).

Но стремления ученого рассеять тьму "мрачной ночи невежества" (2, 351) встречали непонимание и даже противодействие со стороны официальных лиц, ведавших вопросами образования и науки. Да и что, к примеру, мог сделать для русского просвещения 18-летний К.Г. Разумовский, по указу императрицы возглавивший (!) центр русской науки - Петербургскую академию наук?.. "Наглых утеснителей наук" Ломоносов считал врагами просвещения и с присущей ему прямотой и бескомпромиссностью боролся против них.

Принципиальна позиция ученого в вопросе взаимосвязи науки и практики в противовес господствовавшим в то время догматизму и схоластике в обучении. Обучение, по его мысли, должно строиться на сочетании теоретического мышления и опыта, обогащающих друг друга. "Из наблюдений установлять теорию, чрез теорию исправлять наблюдения - есть лучший способ к изысканию правды" (4, 163). "Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рожденных только воображением" (1, 125). Ломоносов стремился вовлечь студентов в исследовательскую работу, что было совершенно новым и необычным для его века. Так у студентов, по его мнению, развивается умение критически подходить к оценке различных теорий, возникает интерес к науке и творчеству. Обучение предусматривало и студенческие конференции, и диспуты, на которые приглашали "всех любителей наук", желающих послушать на латинском и русском языках речи студентов, выбравших "к тому удобную материю" (цит. по: [Логунов 1986, 88]). Опыты совершаются не ради личного интереса - стремления "к одному только исполнению своего желания", а для открытия "естественных таин" (2, 354) и использования их на благо людей. Главным в педагогической работе он считал подготовку к практической деятельности молодых людей - истинных патриотов, имеющих "усердное и искреннее желание наукою... отечеству пользу чинить" (9, 10).

Ломоносову принадлежат исключительные по своей прозорливости высказывания о практической ценности фундаментальных знаний. Геометр должен "приращения чинить в чистой высшей математике", сокращая при этом трудные выкладки, "кои часто употребляют астрономы, механики". Химик, приближая свою науку к физике, не должен оставлять трудов, "в обществе полезных, чего от химии ожидают краски, литейное дело, медицина, экономия" (10, 144, 147). Ценность физико-химических опытов ученый видел и в том, чтобы "привести химию, сколько можно, к философскому познанию и сделать частью основательной физики" (10, 390). Философскому познанию в Академии наук того времени отводилось самое большое количество часов, но немаловажное значение придавал ученый знакомству с философией и в старших классах школ: она "управляет разум", а также "укрощает человеческие страсти и естественные и гражданские законы утверждает" (8, 253).

Нужно отметить, что в 1747 г. специальным регламентом Академии наук русским студентам было запрещено изучать родной язык. В итоге оказалось, что большая часть студентов писала по-латыни лучше, чем по-русски. Ломоносов и здесь был реформатором, введя русский язык как основу обучения. В 1758 г. им были созданы "российские классы", "чего, - как справедливо говорит Ломоносов, - с начала гимназии до него не бывало" (10, 403). Он стремился "противостоять чужеродным вторжениям" в родной язык, "обеспечить внедрение науки и литературы в национальный быт" [Павлова, Федоров 1988, 389-390]. По мнению В.Г.Белинского, именно Ломоносов является основателем русской литературы, ибо он "дал ей форму и направление" [Белинский 1953-1959, 613]. Ломоносов убеждал приверженцев иноземной речи: русский язык - это язык философии, науки, техники, политики; на русском языке можно передать "тончайшие философские воображения и рассуждения; многоразличные естественные свойства и перемены... в строении мира и человеческих обращениях" (7, 392). Яркая и образная характеристика достоинств родного языка дана им в предисловии к "Российской грамматике": "Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с богом, французским - с друзьями, немецким - с неприятелем, италиянским - с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италиянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка" (7, 391). Со времен Ломоносова наука в России стала развиваться на родном языке. Он был первым разработчиком русской научной терминологии. До сих пор употребляются термины, введенные им в научный обиход: "атмосфера", "термометр", "формула", "упругость", "чертеж", "земная  ось", "преломление лучей" и др.

В гимназии "следует воспитывать более нежный возраст, преподавая школьные предметы так, чтобы вышедшие оттуда были способны приступить к занятиям высшего порядка в университете" (10, 124); знакомить учащихся старших классов с теми науками, которые будут преподавать в университете. "Краткое пояснение о всех науках" (9, 536) поможет каждому в соответствии со своими способностями избрать будущую специальность. Такие гимназии и школы, без которых университет был бы, "как пашня без семян" (10, 514), его стараниями были открыты в Москве, Казани и других городах. В поле его зрения постоянно находилась организационно-бытовая сторона жизни учеников. "Ныне по моему представлению и старанию все гимназисты чисто одеты одинаким зимним и летним платьем, имеют за общим столом довольную пищу, время употребляют на учение и ведут себя порядочно" (10, 535-536).

Школа, по мнению Ломоносова, выполняет две функции: воспитания и обучения.

Наставления Ломоносова по воспитанию детей вошли в "Узаконения для гимназистов". Основная цель этого документа - воспитание дисциплины, прилежания, усердия и трудолюбия. Гимназия, которую Ломоносов считал основой "всех свободных искусств и наук", должна давать юношам не только сумму знаний, но и приучать их "к правильному образу мышления и добрым нравам" (9, 477) - именно так формируется образованный гражданин России. Школа должна вызывать у детей интерес к познанию действительности, развивать "душевные дарования, а особливо остроумие и память" (7, 93). Ломоносов советовал и самим учащимся "разум свой острить чрез беспрестанное упражнение" его (7, 96), подкрепляя правила конкретными фактами, связывая теоретический материал с жизнью.

Задачи воспитания легче решать в раннем детском возрасте: "Малые дети на приятные и нежные вещи обращаются и склонны к радости, милосердию, боязни и стыду" (7, 168). (В последние десятилетия ХХ в. эта мысль была обстоятельно развита В.А. Сухомлинским и А.Н. Леонтьевым (см.: [Сухомлинский 1971, 1985, 1988; Леонтьев 1981]).) Ломоносов советовал предоставлять детям возможность заниматься интересными делами в специальных помещениях (теперь это кружки и клубы по интересам). Придавая большое значение физическому воспитанию подрастающего поколения, он предлагал устраивать "олимпийские игры", видя в них также один из способов отвлечения детей от праздности и бесполезных занятий (7, 121, 162; 9, 512). Привычки и навыки необходимо воспитывать уже в раннем детстве (тогда они всего "прочнее"), поэтому педагог должен учитывать: "...кто к чему привык, от того отвратить трудно" (7, 168). Чтобы успешнее влиять на чувства и желания детей, воспитателю нужно обстоятельно изучить человеческие нравы, "высмотреть, от каких представлений и идей каждая страсть возбуждается, и изведать чрез нравоучение всю глубину сердец человеческих" (7, 167), суметь понять, "чего он может ожидать и требовать от каждого" (9, 514). Мысль о необходимости глубокого познания педагогом объекта своего воспитательного воздействия Ломоносов высказал еще задолго до К.Д. Ушинского, также советовавшего воспитателю "узнать человека, каков он есть в действительности..." [Ушинский 1976 I, 247].

Ломоносов исходит из целостного понимания человека как части природы, выделяя характерные для него "жизненные свойства", - прежде всего "душевные дарования, в числе которых называет "понятие, память, совображение, рассуждение" (7, 103), и далее - страсти, добродетели, пороки, чувства, имеющие "свое основание на философском учении о нравах" (7, 204).

Сам Ломоносов был замечательным педагогом, и требования, которые он предъявлял к себе и вообще к личности и квалификации учителя, высоки. Педагог должен быть нравственным, гуманным, искренним человеком, пользующимся у людей доверием. Педагог - "добросердечный и совестный человек, а не легкомысленный ласкатель и лукавец" (7, 120; 9, 168, 461). Отношения между учителем и учениками должны быть доброжелательными; нельзя учителю поступать с учеником "ни гордо, ни фамильярно", это может повредить авторитету наставника. Высок авторитет того педагога, который будет "не токмо словами... но и поступками добрый пример показывать учащимся" (9, 515).

Разрабатывая систему семейного воспитания, ученый-педагог говорил о благотворном влиянии доброго примера взрослых на воспитание высокой нравственности, человечности в характере детей, их любви к труду. Немаловажную роль он отводил и работе учителя с родителями учеников. Его также волновала участь внебрачных детей, отвергавшихся обществом. Он предлагал создавать воспитательные дома, где после изучения ремесел и получения необходимых нравственных основ они могли бы стать "бесценными сокровищами" (8, 784) для общества, "нужными членами государства" (8, 815).

Самое пристальное внимание обращал Ломоносов на эстетическое воспитание детей. Главным источником эстетических чувств он считал труд. Именно труд дает человеку высшее наслаждение: "В нем открывается красота многообразных вещей" (2, 349). Как великий труженик Ломоносов горячо восставал против лености: "Ленивый человек в бесчестном покое сходен с неподвижной болотной водою, которая, кроме смраду и презренных гадин, ничего не производит" (7, 326). Он пояснял, что труд легок бывает для тех, у кого трудовые склонности выработаны с малых лет; индивидуальные достоинства проявляются только в труде, и его результаты определяют ценность человека как гражданина общества. "Рассуждая о благополучии жития человеческого, - писал ученый, - не нахожу того совершеннее, как ежели кто приятными и беспорочными трудами пользу приносит" (2, 349).

С именем Ломоносова связана организация в России художественно-технического образования. Художественный класс, созданный им при Московском университете, впоследствии был преобразован в Академию художеств и переведен в Петербург. Ломоносов возродил искусство мозаики, которым славилась Киевская Русь. Он создал 22 мозаичных портрета Петра I и огромную (8 м х 8,5 м) картину "Полтавская баталия", которую можно видеть сейчас в вестибюле старого здания Академии наук на Васильевском острове в Санкт-Петербурге.

Немало личных средств русский ученый вкладывал в содержание и обучение ("на всем моем коште") крестьянских детей "разным мастерствам" (9, 103, 107, 109, 151, 386), производству художественных изделий из стекла, хрусталя и фарфора.

Гений Ломоносова, энциклопедизм знаний, смелость и оригинальность подходов к решению разных проблем, прозрения и открытия по сути могут быть поняты только по истечении определенного промежутка времени. Если пытливая мысль ученого опережала на целое столетие свое время, то не настало ли теперь то самое время, когда заслуги этого человека можно оценить по величию и достоинству? Способны ли это сделать наши современники, чтобы показать, что "наше отечество может пользоваться собственными сынами не токмо в военной храбрости... но и рассуждении высоких знаний" (10, 141-142)?..

 

Литература

 

Белинский 1953-1959 - Белинский В.Г. Полн. собр. соч. В 13 т. М., 1953-1959.

Леонтьев 1981 - Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981.

Логунов 1986 - Логунов А. Гениальный ученый, основатель первого университета в России // Коммунист. 1986. № 11.

Павлова, Федоров 1988 - Павлова Г.Е., Федоров А.С. Михаил Васильевич Ломоносов. М., 1988.

Пушкин 1994-1998 - Пушкин А.С. Полн. собр. соч. В 19 т. М.: АН СССР, 1994-1998.

Сухомлинский 1971 - Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. Киев, 1971.

Сухомлинский 1986 - Сухомлинский В.А. Родительская педагогика, Новосибирск, 1986.

Сухомлинский 1988 - Сухомлинский В.А. О воспитании М., 1988.

Ушинский 1976 - Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения. В 2 т. М., 1976.

 
« Пред.   След. »